ПУТЕВКА НЕ СГОРЕЛА!

Лариса Журенкова
С мужем Алиска прожила ни много, ни мало – семь лет! После этого решила взять тайм-аут, и они благополучно развелись. Страдать она не страдала, и, когда ей на работе предложили путевку в Одессу, она с радостью согласилась – развеяться.

Алиска стащила с антресолей свой походный чемодан и принялась его усердно паковать. Скоро ее желтый друг стал походить на громадный ананас и закрываться не хотел. Пришлось все же часть нужных Алиске вещей оставить дома.

В ярко-желтом в цветочек сарафане, соломенной шляпе и с громадным чемоданом в руках и заявилась наша героиня в один из корпусов санатория «Куяльник». Но здесь ее ждала крупная неудача: мест не было! «Как это может быть?» - спросит недоверчивый читатель. В Одессе все может быть!
Хорошо, что один знакомый, который не вылазит из санаториев, предупредил
Алиску, что нужно всегда иметь при себе джентельменский набор. Поэтому загодя
подготовленная девица достала из сумки бутылочку коньяка, большую коробку конфет и подошла к одному из работников персонала в белом халате. Это оказалась коридорная медсестра Клава.

- Клавочка, только вы мне и можете помочь! Я с дороги, на ногах не стою! Помогите мне с номером! – жарко шептала Алиска медсестре. – Примите от меня скромный презент.
Увидев десертный набор, Клавочка заулыбалась Алиске, как старой знакомой, и громко прошептала в ответ:
- Вы пока это заберите, а то на нас смотрят. - И действительно, на Алиску бросали подозрительные взгляды несколько отдыхающих, которые вторые сутки теснились в коридоре, здесь же ели, спали и мылись в общем душе. - А через полчасика зайдете в тринадцатый, окна там выходят во двор, и не так печет. Тогда и поблагодарите.
- Спасибо, - сказала Алиска.
Скоро девица уже плескалась в душе и думала, что жизнь, все же, - неплохая штука!
Своему лечащему врачу она сказала правду: ничем не болеет, ни на что не
жалуется, разве что на свою горемычную жизнь. А поэтому приехала не лечиться,
а отдохнуть и развлечься. Врач пристально посмотрел из-под роговых очков на пышущую здоровьем Алиску и назначил ей массаж (он ведь не помешает!),
а также посоветовал пить три раза в день местную водичку. Алиска подумала, что
массаж, действительно, еще никому не повредил, а водички она пить не будет – бегать, как те старички, которых видела на территории лечебного корпуса, туда-сюда с бутылочками или с баночками по три раза на день? Ну, уж нет!
Но не долго радовалась Алиска в своем номере – в этот же день к ней подселили неопределенного возраста старуху. Нею оказалась тучная дама, которой перевалило далеко за шестьдесят. Всю жизнь та проработала в торговле. Поэтому почти все ее пальцы были унизаны золотыми массивными кольцами, на шее болтались две увесистые цепочки – одна толщиной с палец, другая - потоньше, с крестиком-подвеской. Ее рот был полностью забит золотыми зубами. «Теперь вечером свет в комнате можно не включать», - констатировала расстроенная Алиска. Но, приучившая себя жить на позитиве, Алиса подумала, что из этой ситуации тоже можно извлечь для себя хоть какую-то пользу: бабка не будет ей конкурентом
в амурных делах! Поэтому когда уже известная читателю Клава спросила Алиску, не
переселить ли ее в другой номер к такой же одинокой молодой женщине, Алиса
твердо сказала:
- Нет, не нужно.
Настал вечер. Алиска тщательно наложила макияж, надела свое лучшее вечернее платье цвета морской волны с глубоким декольте, что выгодно подчеркивало ее крутую грудь. Обула туфли-лодочки (они всегда в моде), и через несколько минут ее соседка по номеру только и видела с окна гордо вышагивавшую в сторону танцплощадки Алиску.
Людей на танцах оказалось много. Не успела Алиска рот раскрыть и приступить к осмотру контингента, как над ней раздался голос:
- Разрешите!
Лица говорившего она не видела, потому что мужчина был исполинского роста.
- Да, пискнула Алиска.
Когда через время она подняла глаза на своего кавалера, коленки у нее предательски задрожали, а руки вспотели. «Ну и рожа!» - испугалась Алиска. Ко всему, кавалер оказался слепым на один глаз. «На зоне выбили… - изводила себя девица. - Ой, мамочка, я хочу домой!»
Как только музыка закончилась, Алиска попробовала уйти по-английски. Но
не тут-то было. Гена, так звали Гулливера, казалось, намертво приклеился к ней.
За первым танцем последовал второй, а потом и третий… Алиса подумала, что если
она сейчас не убежит, то завтра ее бездыханное молодое тело найдут или в ближайших кустах, или же на берегу того синего моря, до которого она сегодня
так и не добралась. Тогда Алиска начала молиться. «Господи,- приговаривала девица, -а я еще и не жила! Сделай так, чтобы этот гоблин от меня отстал!» Господь услышал Алискины молитвы, и Гену кто-то отозвал в сторону. Эх, видели бы вы, как рванула наша Алиска и порысила в сторону своего корпуса!
На другой день, после обеда, Фоминична, так звали Алискину соседку, начала уже посматривать на подозрительно тихую девицу. А к вечеру и совсем заволновалась:
- Близится к девяти, а ты еще не накрашенная!
Пришлось Алисе рассказывать о своих вчерашних мытарствах.
- И ты боишься какого-то одноглазого бандита?
Алиска сдвинула плечами.
- И какого ты сюда приехала, если путевка горит?
Алиска молчала.
- Тьху, - сплюнула старуха, - вот я в твои годы…
Чтобы не слушать бабкины бредни, ибо старуха ностальгировала уже второй день, Алиска поднялась с кровати, схватила косметичку и начала наводить марафет.
- Это другое дело, - Фоминична одобрительно похлопала по плечу Алиску своей
тяжелой лапищей. – Гуляй, пока гуляется.

Танцы были в разгаре. Алиске полегчало после того, как Гены она не увидела. «Ну, и слава Богу!» - подумала она. Скоро к Алиске подошел импозантного вида мужчина под сорок. Белый верх, черный низ, узкий черный галстук. «В такую жару!» - восхитилась Алиса.
Танцевать с ним было легко. Располагающий взгляд обещал многое. И тут он
что-то ей сказал. «Иностранец!» - пронзило током Алиску. Сначала на родном
итальянском, потом на интернациональном английском, мужчина о чем-то ее спросил, но она ничего не поняла. «Ну, почему в школе я изучала немецкий?» - на глаза Алиски навернулись слезы.

Итальянца, конечно же, сразу подобрали. Алиска тоскливо стояла в уголке
площадки и совсем потеряла бдительность. Добрый ангел-хранитель толкнул Алиску
в бок, дескать, смотри в оба! Семимильными шагами к ней мчался Гена. Алиска почувствовала себя зайцем в капкане. Но, вспомнив свою любимую бабушку-партизанку, она собралась с духом и, закричав: «Получай, фашист, гранату!», подбежала к первой попавшейся танцующей парочке. Резко оттолкнув даму, Алиска рявкнула седовласому мужчине:
- Белый танец!
Во время танца Алискины золотые кудри беспорядочно рассыпались по ее
плечам и приятно щекотали щеку интеллигентного вида мужчине; кавалер стал заинтересованно рассматривать ее раскрасневшееся лицо, ощущая также пылающий взгляд девицы. Возбуждаясь, он начал шептать ей на ушко:
- Вы такая секси…
- Еще бы…- ответила Алиска.
Кавалер был не в ее вкусе, но опасности он не представлял, как думала тогда
Алиска, и она продолжала танцевать с этим почтенным господином. Гулливер Гена еще долго метал искры на Алиску своим одним глазом, но затем переключился на другой объект.
Познакомившись поближе со своим партнером, Алиска узнала, что Николай
Иванович преподает в одном из львовских вузов. И когда тот вызвался проводить
девушку домой, ничто не насторожило доверчивую Алису. А зря!
Только парочка ступила в темень, как ее кавалер начал подталкивать Алиску ближе к кустам. Затем начал неистово обнимать и городить всякие глупости. Алиска остервенело вырывалась из объятий старого куртизана и ругала себя за неразборчивость в мужчинах.
К счастью, они подошли к ее корпусу.
- Спасибо, дальше я сама, - вежливо поблагодарила багровая Алиска. Она
знала, что вежливость иногда обезоруживает наглецов. Но это оказался не тот
случай! Николай Иванович так распылился, что заорал:
- Я провожу тебя только до лифта!
Подъехал лифт, Алиска резво заскочила в кабину и быстро нажала кнопку
своего этажа. Дверь не закрылась, потому что ее интеллигент сделал блок ногой и
стал протискиваться сам.
- Вы же говорили, только до лифта, - возмущалась Алиска, но Николай
Иванович продолжил атаку. Видимо, он был из тех, кто любил доводить дело
до логического конца. Девица крутила головой то вправо, то влево и вспоминала, чего там ее учили в школе на уроках физкультуры. В это время лифт открылся, и взору доцента предстала табличка, где большими буквами было написано «Гинекология». Вы, наверное, помните, что на этот этаж Алиску поселили
случайно – где было место. Но ведь кавалер об этом не знал и поэтому заорал:
- Ты что, больна?
- Да, больна! – обрадовалась Алиска.
Но реакция Николая Ивановича была неадекватной: разве можно предугадать
действия возбужденного мустанга?
- Я хочу тебя, Алиска! – затрубил тот, пока Алиска открывала свой номер.
Алисе осталось только толкнуть дверь и заскочить домой. И в это время слюнявый
поцелуй кавалера пришелся прямо ей в шею. Жившая за принципом «умри, но не дай поцелуя без любви!», Алиска заревела и зацедила с левой прямо доценту в глаз. Изрыгая идиомы, арго и эвфемизмы, преподаватель словесности плыл по стенке, а
Алиска ворвалась в номер и заперла дверь.
Фоминична в это время не спала, а ждала свежих новостей. Увидев Алиску,
которая тоже тихо оседала по двери, бабка всполошилась:
- Ты жива? Да что случилось?
- А случилось то: послушай Фоминичну – и сделай все наоборот! Ну зачем я опять потащилась на эти дурацкие танцы? Все равно ничего хорошего из этого не вышло! – причитала Алиска.

Следующие два дня на улицу она не выходила – избегала самцов и пребывала в
печали. Фоминична стала заносить ей воду Куяльник, но противную соленую гадость Алиска пить отказывалась, предпочитала воду из крана. Бабка забеспокоилась, поскольку Алиска до этого такого себе не позволяла, и всячески старалась поднять боевой дух соседки. В этот раз она сказала:
- Слышишь, девка, видела твого доцента! В белых штанах, темных очках, – здесь она сделала паузу. - Так он очки не снял, даже когда к доктору заходил! - Алиска подняла голову и вставила ухо. Фоминична продолжала:
- Видать, хорошо врезала этому кобелине!
Алиска заржала. Ситуация ей показалась уже не такой серьезной, скорее комичной. Бабка добилась своего: девица воспряла духом.
Их беседу прервал стук в дверь. До этого к ним никто не ходил, и Алиска
снова испугалась. Фоминична уже, было, разделась и приняла привычную позу – лежала топлес. Сейчас бабця прикрыла себя простынкой и сделала ангелоподобное личико.
- Пускай! – протрубила Фоминична, что никак не вязалось с ее выражением
лица.
- А вдруг там кавалеры?
- Не смеши меня! Мы же вдвоем!
- Кто там? – неуверенно спросила Алиска.
- Свои! Я знакомиться пришел!
«Начинается», - Алиса приоткрыла дверь.
- Вы кто? – спросила она?
- Андрей!– протянул ей розу. – Можно войти?
Алиске ничего не оставалось, как его впустить. Демонстративно плюхнувшись
на кровать, а пришельца посадив на стул, Алиска начала рассматривать гостя. Как ни странно, но ей нравился этот наглец. Да и бабка из-под простыни большим пальцем подавала знаки: во, мол! Черные, слегка вьющиеся волосы, карие глаза, твердый подбородок, крупноватый нос – экземпляр еще тот. На нем была рубаха в клеточку, на верхние пуговицы он ее не застегнул, и поэтому Алискиному взору приоткрылась густая растительность на его мощной груди. Эта его простота вместе с нагловатой улыбкой придавали молодцу даже некий шарм, а если еще учесть белые ровные зубы, которые он скалил вот сейчас перед Алиской, то можно подумать, что и у Фоминичны есть вкус. Алиса вспомнила, что ее подруга Галка смеялась: «Вечно ты им в зубы смотришь, вроде лошадь выбираешь!»
Низким сексуальным голосом экземпляр полувопросительно заворкотал:
- А розы надо освежить?
Дело в том, что у Алиски на тумбочке стояли розы, ее оставила предыдущая
отдыхающая. Алиска цветы не выбросила, зачем красоту выбрасывать?
Сейчас она выбросила в корзину увядшие цветы, поменяла воду в вазе, поставила в нее алую розу. И ничего не сказала.
- Если мы с тобой будем вместе, я буду тебе каждый день розы дарить, – не унимался наглец.
- Это мы еще посмотрим, - буркнула Алиска.
- Не хочешь подняться этажом выше и посмотреть мой офис (он имел в виду
свой номер)?
- Не хочу! («что он о себе возомнил?»)
- А если я угощу хорошим вином?
- Каким же? («скажет мартини – пойду!»)
- Мартини!
-Иди, иди, не маленькая уже, - подала голос бабка.
- Мадам, - обратился Андрей уже к бабке, - это рядом, над вами. И ничего я с вашей Алиской без ее согласия не сделаю! – ржал он.
- А хоть бы и сделал, - так что? – веселилась бабка.
Пока наглец во всю развлекался с Фоминичной, Алиска вспомнила, как ее директриса, властная женщина, провожая Алису на курорт, учила:
- Ты там смотри, чтобы путевка не сгорела! Приедешь – отчитаешься!
Сейчас Алиска уже точно знала, что скажет своей начальнице.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.