Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

КОШКИНИАНА Газета «Отражение» |

Ирина Гирлянова

 

***
Пара ивок под балконом,
кот запутался в траве…
Бабка старая Матрёна
доживает долгий век.
Во дворе скрипят качели,
а зимой скрипят снега…
Не при детях, не при деле,
при болячках и долгах.
От хорошей жизни, что ли ?
Сожжена живая нить.
Про поломанную долю
не с кем ей поговорить.
Только внук соседский, Сашка.
Только фото на стене,
порыжелая бумажка,
и проклятия войне.
И на джинсовых влюблённых
потому глядят окрест
кот да ивы под балконом,
со скамейкою подъезд.

***
Ругались бабки
на базаре.
Они друг другу
всё сказали.
Всё, что могли
и не могли.
И, плюнув,
по домам пошли.
Там, в старых хатках,
под «кукушкой»,
сидели молча
две старушки.
У каждой
кошка и комод.
У каждой
вдаль
который год
смотрело фото
со стены…
И кто-то не пришёл с войны.

***
Никто средь человечьей суеты
не думал никогда - вы мне поверьте,-
куда уходят умирать коты,
чтоб нам не видеть их кошачьей смерти.
Их по дорогам бегает – не счесть!
Собаки им нередко портят шкурку.
Натравят – перекусят! Случай – есть.
При бультерьерах есть ещё придурки.
Кошачья смерть, нередко – ни за грош,
от пьяной злости иль от детской, - точно.
И вдоль дорог, куда ты ни идёшь, -
раздавленные кошки у обочин…
Хоть нам без них людских хватает бед,
(но не стоит вопрос ведь: или – или),
притормозите на зелёный свет,
большие дяди на автомобилях!
Хвостатый кот! Ты – глупый пешеход,
тебя, бродягу, не учили в школе…
Несчастный случай! – мне ответят. Вот!
А на земле – людской хватает боли.
Но мы – всё те же кошки и коты!
Пусть в чём-то больше, или в чём-то меньше…
И скрашивает жизнь средь суеты
братва кошачья у поживших женщин.
И у окна какого-то беда
проплакала глаза и ждать устала…
Ведь, есть же в людях доброе начало?
Ведь, мы же всё же люди, господа?

***
У братьев меньших есть свои дела -
собачьи, погаечьи, кошачьи…
Природа указание дала:
по-человечьи – людям лишь ишачить.
И Бог сказал: трудись, покуда в прах
не возвратишься, землю удобряя,
рассеивая труд свой на ветрах,
в поту своём добившись урожая…
А правда ведь! Не сеют и не жнут
все божьи твари, окромя Адамов, -
для Ев, проевших голову упрямо
за жатву жратв и плюс – за красоту!
И потому, подняв трубою хвост,
кот знает для себя, как Киплинг, цену…
И им, котам, везёт обыкновенно, -
успевшим возле Евы занять пост…
Нам дали их – попользоваться! Чтоб
от скуки мы не вымерли до срока,
жило чтоб что-то в комнате пустой
и не было бы так в ней одиноко;
чтоб стимул был, - не только спать и есть,
пасти корову, кур кормить на даче…
Какие ж мы! Мы – хищники! Иначе
как эту правду мыкать на земле?
Чтоб жарить мясо – развели огонь.
А пёс подхватит кость, хвостом виляя,
и голову подставит под ладонь.
И мы его на жизнь – благословляем!
Хоть говорят, что хуже всех зверей
бывают люди, нелюди отродья…
Но это – исключение сегодня…
Мы верим в это у своих дверей…
А как же святость? Дух Святой, скажи,
вернувшись к плотоядности вопроса,
желающим так долго-долго жить,
как черепахи на Галапагоссах?

***
Умно разделен мир
на женщин и мужчин.
Мерцает меж людьми
горение свечи.
В том феврале, что лют
и от зимы ослеп
любви не тороплю
в единственном числе.
Средь зряшной суеты
не зря, презрев уют,
февральские коты
по-мартовски поют.
Вот лапы – дважды две,
вот вертикаль хвоста…
Спасёт ли в суете
всё та же суета?
Срываясь после сна
без видимых причин,
да здравствует весна
для женщин и мужчин!
И спрятавшись в сугроб
превратностей и лжи,
мы – разделились, чтоб
не властвовать,
но жить!

***
Когда на сердце маята –
сгребаю на руки кота,
и иногда, хоть это вздор,
с ним начинаю разговор:
-Ты, Васька, плут! Ты, Васька, гад!
Ты исцарапал всех подряд.
А я тебя, гляди, терплю!
И выделяю по рублю
тебе на рыбу, дармоед…
И Васька жмурится в ответ.
Я продолжаю. Тот же тон.
-Скажи, любить тебя за что?
Ленивый, глупый, шебутной…
Смеются мыши над тобой!
Позоришь весь кошачий род
ты, шалопай и обормот.
Бандюга ты средь бела дня…
И Васька слушает меня!
Перехожу на новый круг:
-Ты, Васька, - враг! Какой ты друг?
Ты ободрал вокруг давно
всё то, что не разрешено,
не понимаешь ни черта, -
моя не вечна доброта!
…Забавна человечья власть! –
на Ваську я оторвалась.
Мой Васька внял свою вину,
перевернулся и заснул.
Дружище, не попомни зла!
Хозяйка – душу отвела.

***
Я – кот. Я на тебя похож.
Вся та же масть и спесь.
Не выношу собачьих рож,
конфет не стану есть.
И если гажу иногда,
то вовсе не со зла…
Ведь нету пользы без вреда.
Понять ты не могла?!
Хозяйка, я сказать хочу,
Что помню об одном, -
мяукаю или мурчу,
иль вою под окном, -
ты пустишь внутрь, откроешь дверь
и блюдце мне подашь!
Тебе ведь нужен в доме зверь!
И дом – не твой, а наш!
Я, как мужик, живу в раю:
я лазаю везде,
еду мне вовремя дают,
пускают спать в постель…
Я на коленях, в теплоте,
прописан как родной.
Весна? Пора плодить детей?
Кошачьи песни пой!
Мышей ловить? Всегда готов!
(Пока их в доме нет.)
Я – самый чёрный из котов,
когда потушен свет,
когда во тьме горят глаза,
весь мир очертеня…
Я – кот. Я этим всё сказал.
И не буди меня.

***
Наелся, выспался – и попросту сбежал.
Втихую. По-мужицки одинаков.
Пропажу обнаружила, дрожа
От холода осеннего и мрака.
Не верила! Искала - битый час
по всем тропинкам и по всем дорожкам,
и от обиды капала из глаз
роса… Солоноватая немножно…
Всё сходит с рук, как будто с грязных лап!
И грешный сон, как совесть, непробуден!
Я думала, закончился этап,
когда меня обманывают люди.
Но вот, опять, - мышиная возня,
и тяжело, и не спасают стены.
Зачем же было приручать меня
и ластиться тепло и откровенно?
И уверять, что всё наоборот,
и преданность разыгрывать неловко?
…Бал нагломордый рыжий Васька-кот
достойно заменён на мышеловку!

***
Кот средних лет
глядел на белый свет:
-Ни «вискаса», ни «фрискаса» нет вволю.
Кот рассуждал, что счастья в жизни нет,
и жаловался кот на злую долю.
На «гульки» не пускают до «схочу»,
и кошку - нет, не доставляют на дом.
А если гладят – то всего чуть-чуть,
ему ж вниманья постоянно надо!
Кот рассуждал, что жизнь он прожил зря,
ни разу не подрался ошалело.
Служил - игрушкой, честно говоря,
и получал еду за это дело.
Забыли люди, что он тоже зверь,
а вовсе не подушка от дивана…
Кот – рассудил. И - вышмыгнул за дверь.
Прочь от людей и мыслей окаянных.
…Кота хватились лишь часам к шести.
Пришли с работы взрослые. И дети
любимцу захотели поднести
особенных каких-то «китекетин».
Ан, нет кота! Ни по каким углам.
Хоть долго звали и везде искали…
А кот дрожит от холода в подвале,
забившись до хвоста в какой-то хлам!
Кот думал, что он зверь – на целый свет,
и нет умнее и красивей зверя.
Глядь, никому и дела даже нет,
есть он иль нет, едва ушёл за двери.
Наподдавали ни за что пинков,
соседский кот хватил когтём за уши…
Не всё в свободной жизни так легко.
Но кто бы предостереженья слушал!
Кот вырвался на волю. Воля – зла.
На что коту голодная свобода?
Родиться нужно диким, чтоб смогла
вопить его кошачая природа!
Кот одомашнен где, когда и кем -
не знают ни коты, ни люди даже.
А только жаль, что в нашей суете
и на котов случаются пропажи.
Кот – член семьи. И, видно, дорог - этим.
Никто не гнал, не крикнул даже «брысь».
Кот! Рассуди, подумай и вернись!
К обязанностям собственным. И к детям.

***
Кошачья философия проста:
ешь до упора, грейся там, где можно.
И находи укромные места
среди вселенской грязи бездорожья.
Живи одним, своим кошачьим днём,
но не грызи костей, как та собака,
что вечно бьёт хозяин. И при нём
будь ласковою шельмою однако.
Чтоб не пинали сапогом зазря –
показывай когтищи временами…
Но если плохо кормят – дело дрянь!
С людьми хитрее будь, общаясь с нами.
В конце концов: внесли котёнка в дом, -
так отвечают пусть за это дело!
Котёнок вырос, стал большим котом,
хоть времени немного пролетело.
Кто главный в доме? – Ну, конечно, кот.
Он – конкурент всем нашенским мужчинам.
Где хочет - ест, гуляет он и пьёт,
при этом завывая беспричинно.
Завидуете? Да, он в сердце брешь
найдёт у женщин, ластясь и мурлыча.
Кот, он – хозяин в доме, во дворе,
в подвале и на крыше, как обычно.
Но, если кот породист и здоров,
и если более заняться людям нечем,
снесут кота под скальпель докторов,
которые не лечат, а калечат.
А что потом? А суп с котом! Пушист,
он будет жить, не помышляя даже,
чтобы завыть, как мартовский артист,
средь злобной тишины многоэтажья.

***
А кот строит дома погоду –
уже не жратвы, а вниманья!
И женской любви на диване.
Ещё – «до потилиці льоду!»
Требуется прохвосту
(да и бесхвостым тоже)
нежность моя, что просто -
так на любовь похожа!
От скуки – капризы. Те же,
что и у нас, двуногих:
срочно подайте нежность!
Кот сидит на пороге.
Чисто мужская прихоть –
гладь! А не то – покусаю!
Гляжу на морду с усами.
Словами сюсюкаю тихо.
А кот, как малой сыночек
(мной не рождённый сдуру!), -
топчет клавиатуру.
Не любит компьютер – очень!
Не дружит с компьютерной «мышкой», -
ещё разгрызёт, пожалуй!
Кот шалит, как мальчишка.
За что я его обижала?!
Взяли – значит, терпите
выходки и манеры.
Кот – посторонний зритель.
И ни при чём, наверно.
Всё это – ваши замашки,
домыслы и допущенья.
Биты горшки и чашки
роскоши необщенья.
Но как иногда захочется
вдруг изменить расклады!
Бесимся – от одиночества.
Так тебе, кот, и надо!

***
Кот плюхнулся на книжку: - Хватит чтива!
Вернись «назад»! Ко мне в «сейчас» вернись!
Я – славный котик, шустрый и игривый.
И не сержусь, когда кричишь мне «брысь!»
Я – разлинеен в рыжую полоску.
Ты удели мне время для игры!
Ведь я же – твой! Я твой котяра – в доску!
И презираю грязные дворы.
По молодости, я тыняюсь всюду
и верю всем, и лащусь как могу…
А выучусь, - и я учёным буду.
И в Лукоморье с цепью убегу.
Пока же я – беспечный и весёлый,
хоть замираю от собак весьма…
Пусть у котов – своя, собачья школа.
Но не бывает горя от ума!

***
Висит объявленье:
(оно не от скуки!)
«Возьмите котёночка
в добрые руки!»
Без денег! Ведь он
не сиамский, не перс…
Кому-то ведь нужен
в дом кот позарез?!
Возьмите! – Игрушкою
иль мышеловом.
Вам будет сказать кому
доброе слово.
Возьмите для деток, -
заботились чтоб…
С подарком таким
не сравнится ничто!
Возьмите! Он будет
мурчать и мурлыкать.
(Орать под окном, когда вырастет, -
дико!).
Но это – потом!
Вот, пушистый клубок, -
родился! И всё тут!
Иначе не мог.
На счастье, -
пустите кота по квартире!
Вот лапа на дружбу!
Все лапы – четыре!
Неужто, он лишний
на вашем пути?
Хозяева!
Вас ведь так трудно найти!

***
Всё зачеркнуть!
И взять себе котёнка.
И новой жизни
радоваться снова.
Душа живая –
этажей потёмки,
многоэтажность и продажность слова.
А этой малой жизни животинка –
твоя без слов!
Ты за неё в ответе.
Животные –
они всё те же дети.
Без лжи и блажи.
И за то – простимы.
Хлопот пусть и забот излишних –
куча,
но открываешь дверь –
тебе так рады!
Животные нас жизнь любить научат.
И это нам за жалость к ним награда.

***
Кот, как ребёнок, просто просит есть.
Он просто пресмыкается пред нами.
Кошачья удаль и кошачья честь
в процессе эволюции сникают.
Когда-то жил охотой на мышей,
и Киплинг нам сказал, - был дикой тварью, -
теперь игрушкой стал для малышей
и терпит, если душат и ударят.
Кошачья честь, охотничий инстинкт,
так спрятан глубоко, - почти не видно.
И целый день котяра в кресле спит,
как мужичок. (В сравнении обидном!)
Но в женском сердце он отыщет брешь:
мурчит он нам рулады или трели,
объект вниманья и партнёр в игре,
и грелка в одиночестве постели.
Он – самый лучший психотренажёр!
Себе и нам, психичным, он – психолог!
Бывает приставучим, рыжий вор,
и детски, но-котёночьи, весёлым.
Прощаем всё когтищам и усам!
И компаньона – любим, будто дуры!
Я, вопреки Асадову и псам, -
ценю кошачью мягкую натуру.

***
Негуляный котик влипает в окно:
примерился к форточке рыжий давно.
-Ни шагу из дома! И брысь под кровать!-
сказала хозяйка, которая мать.
А март набирает свои виражи –
там кружится мир, настоящая жизнь,
там в мусорных кучах гуляет братва,
и громкое «мяу!»- не просто слова.
Котовское дело – прорваться во двор,
где сладко поёт озабоченный хор,
где Барсик – контральто, а Мурзик – фальцет,
где целую ночь можно слушать концерт,
иль драться за дам до последних когтей,
где вечна природа кошачьих страстей,
где кошки – подушкой…
-Иди, раз невмочь!-
сказала хозяйка, которая дочь.

***
Не свора, не стадо, не стая –
компания смелых котов,
гуляла в ночи, завывая.
(Мы все их не любим за то.)
И просто компания пела
кошачую песню одну,
в которой поётся про смелых
котов… Я опять не усну.
Я крикну им «брысь», что-то брошу…
Я даже попала почти.
…Звучит серенада для кошек.
(С кошачьего б перевести!)
«Мур-мяу» - и «wow» покруче,
и русских словес не слабей!
Великие страсти озвучит
и выдаст ансамбль, хоть убей!
И «Мурку», и песню про киску,
про чёрного песню кота…
Искусство ведь требует риска,
как требует жертв красота.
И, «Бры-ы-сь!» - раздаётся с балконов,
вниз камни летят, кирпичи…
Но кошки поют непреклонно.
Хоть плюйся на них, хоть кричи.
А как же! Искусство – в фаворе.
Коты – музыкальный народ.
…Мой Кузька - сидит на заборе.
Уроки, паршивец, берёт.

***
Такое вот дело. Нет, - дельце.
Пусть гром разразит, коли вру.
Котовое теплое тельце
Прижалось к плечу по утру.
Спросонья – такого учудишь, -
я шёрстку рукою треплю…
В тепле так нуждаются люди!
Я – в том, кого жду и люблю.
И что тут попишешь, что скажешь?
Разводит людей суета…
Единственный первенец Маша
умчалась, подбросив кота.
Пусть это смешно и чревато
средь старых историй и стен,
но дети – уходят куда-то,
котов оставляя взамен.
Что ж, рыжик, лежи на подушке
и местные песни мурчи…
И грей меня тельцем тщедушным.
И душу мою – облегчи.
Когда тяжело и разбито,
когда наугад и взашей…
Ты муркнешь: - Я жив и упитан!
А ты? Наловила мышей?

***
А нос – прикрыть хвостом, ввернувшись в плед!
Барометра точнее Кузьки нет.
Действительно, то снег, то дождь на стёклах,
и холоднее стало. Сыро, блёкло…
А грязь с водой? А отопленье? – Бр-р-р!
И кошки не выходят из квартир!
Кот захотел, чтоб стало всем теплее, -
пушистым брюшком радиатор греет,
геройски распластавшись под окном.
Пять секций он сжимает в лапах! Но
старается напрасно наш Кузяка!
Ведь холодна, как прежде, железяка.
И так, и этак ладится наш кот,
но ничего в разводке не поймёт.
Не обогреть весь мир! (То бишь, - квартиру!)
Размаху лап не хватит, шерсти, жиру.
Да и желанья, видно, больше нет…
Кот – спрыгнул с батареи… Где мой плед?
Как надоели Кузьке штучки эти!
Котов не уважают «Теплосети»,
И Кузька вас не любит больше, вот!
Он – мёрзнущий, но очень гордый кот!
Всё на котов спихнуть хотите, люди?!
Вас Кузька даром больше греть не будет!
И, если бы его спросили мненье, -
под хвост коту такое отопленье!

***
Кота – под бок, и на подушку снова…
Я, кажется, сегодня нездорова:
то бросит в жар, а то трясёт озноб…
Ах, что б тебя, микроб! Подох ты чтоб!
Но кот – сидит со мной. Он – лекарь вроде.
Он никуда с постели не уходит.
У них, котов, методика своя –
лечить своим теплом!… Уснула я.
И снится мне, что я лежу в палате,
что денег на лекарства мне не хватит
и негде взять… И боль висок сверлит,
и у меня такой несчастный вид…
Болит – везде! И выхода не вижу.
Но…дверь открылась, и подходит ближе
приятный доктор… и заводит речь:
-Здоровье нужно смолоду беречь,
не нервничать напрасно, кушать сливки,
есть рыбу, мясо…делать все прививки…
ходить гулять почаще и пешком…
и ужинать топлёным молоком…
и больше спать, сил набираться чтоб…
Мне доктор руку положил на лоб,
привстал с кровати, ласков так и прост…
А под халатом белым – рыжий хвост!

***
Ах, эти белые коты!
А рыжие – ужо, тем боле.
Вам только дай тепла и воли,
вы сразу броситесь в кусты.
Иль в душу влезете, скользя
пушистым телом виновато…
А вы – не люди! Так нельзя:
мурлыкать за натуроплату.
И ревновать, и воровать
вам, будто людям, не пристало.
Ведь, в вас – животное начало.
И вы – не верите в слова.
Души, по всем канонам, - нет
ни в вас, ни в прочей божьей твари…
Бывает, нелюди ударят,
на вид - приличные вполне.
Бывает, вам – сытней чем нам.
И ни за что - дают медали…
Не сдохнет с голоду в подвале
котов достойная страна!

***
Я вся поцарапана зверем.
Из лучших его побуждений.
Я зверю как будто бы верю, -
такой он пушистый с рожденья!
Он – белый такой и пушистый,
что кажется нежным и мягким…
Но дремлет угроза для жизни
в неслышно ступающих лапках!
…Спишу всё на «время и случай».
И даже в сердцах – не ударю.
Устроены чище и лучше,
чем люди, все божии твари.
Еда – без претензий особых!
Одёжа? – Есть шерсть или шкура!
Что в этом поэзии, чтобы
котов мы любили, как дуры?
Кто в женское сердце залезет, -
царапайте! Терпим и таем.
Ведь мягкость есть даже в железе.
И звери - сживаются с нами.

КОШКОТЕРАПИЯ.
Стук двух сердец (моё - кошачье,
что уместилось рядом с ним),
он ровен и спокоен. Значит,
любимец шерстяной – любим.
Он тельцем маленьким согреет,
прильнёт доверчиво к плечу…
Он успокоит, как сумеет.
Я нервы – кошками лечу.
Их проживало здесь немало
и было счастливо при том,
здесь мебель мирно ободрало
три поколения котов.
Бог с ними! Суета и бренность.
Потусторонний приняв вид,
загадочны, как даль вселенной,
как шёпот древних пирамид.
Как дар природы – твари эти.
Потом – с котом, известно, суп…
Но лишь животные и дети
тоску животную спасут
о первозданном, быстротечном,
о том, что растеряли мы…
Купите кильку подопечным.
И защитите от зимы.

***
Возьмите котёнка, как будто ребёнка.
Инстинкт материнский обманете тонко.
Кошачии дети – быстрее растут,
ни в школу не нужно и ни в институт,
и дальше проблемы - не ваши, «кошачьи».
Вы лишь поигрались в любовь. Это значит –
подрос, подучился и прыгнул за дверь…
Он, всё-таки, кот. Не ребёнок, а зверь.
Желанье заботиться – людям знакомо.
Возьмите котёнка и сбейте оскому.
В себе обманите ответственный ген.
Погладьте котёнка и сбросьте с колен.
Совсем ведь другое – дитя человечье.
Вы груз неделимый берёте на плечи.
Всю жизнь вам нести этот избранный вес,
пусть даже устали и сник интерес.
А вы тренируйтесь пожить на пределе
вниманья, терпенья… А что вы хотели?
Живое – животное… Куча забот…
Что? Вам надоело? А это лишь кот!
Себя проверяйте на твёрдость и хлипкость
терпеньем, терпеньем, терпеньем великим.
И стоит ли уподобляться зверью?!
Возьмите котёнка, я вам говорю!
Отделайтесь маленьким злом от идеи.
Животным своим безраздельно владея,
подумайте, кто вы. Сумеете ль вы
от воплей котовых потом не завыть?
Инстинкты – хорошая вещь! На природа
людей отделила от разного рода.
Научитесь помнить, любить и прощать.
Ответственность за существо ощущать!

***
Пусть кто-то дышит рядом!
Хотя бы даже кот.
Хотя полдня он кряду
неистово орёт.
Хоть воет без причины
и требует мясца…
Кот, как любой мужчина,
мужчина - до конца!
Усатый и пушистый,
всегда лизать готов
себя, чтоб было чисто
в хвосте и под хвостом.
Он валерьянку чует
за километр! «Алкаш».
Обидеть не хочу я,
но вор котяра наш.
Он клептоманит мелко.
Не раз был пойман, вот,
когда тащил тарелку
с котлетою наш кот.
Он жадиной и жмотом
над рыбою рычит.
Такая есть работа:
разбойничать в ночи.
Охотник на колбаску,
он хищно смотрит вслед…
Про Лукоморье сказку
не уважает, нет.
Зверюга есть зверюга.
Ещё, поверьте, та!
Воспитывайте друга
из своего кота.

***
Кусаться, кусаться, кусаться!
Зубами кого-нибудь – кусь!
Кота переклинило, братцы.
И я его даже боюсь.
За что?! Не за дело, за тело!
А все оттого, что – весна!
Как птичка, в окно залетела
и дразнит котяру она.
Домашним был кот и спокойным,
лишь снились охота и страсть.
На кухне вкушал он достойно.
И ластился мило с утра.
И вдруг… Это первое марта,
что сводит кошачьих с ума!
Прибавилось сил и азарта.
А дикость пробилась сама.
И хочется в жизни чего-то,
пока что неясно – чего…
Коты! Это ваша работа:
кошачье блюсти естество.
Отыскивать кошек безвестных,
пушистый поддерживать род…
Ведь, первое марта! Известно,
чего наш котяра орёт!
Вот, форточка. Прыгай, поганец!
Кусайся, ори и дерись.
Не путай хозяев с врагами.
Зубаста – реальная жизнь.

***
Мы все немножко кошки и коты…
Как будто это слышала когда-то.
Избита фраза. В чём-то пошловата.
Но нет в ней даже капли клеветы.
Наступит март – и снова хвост трубой!
Цветочки тащат женщинам мужчины
и «мяу-мяу»! Есть на то причины,
котам и людям дадены судьбой.
А там котята… Есть такой инстинкт.
Центр материнства есть во лбу у кошек,
и это кошкам выживать поможет,
и женщинам… Ох, господи, прости!
Коты – они всегда для красоты.
И для истошных воплей в коридоре.
Мы – женщины. И в этом наше горе.
Иль наше счастье дома у плиты?
Детей оближем, создадим уют
и, глаз скося, не отвлекаясь слишком,
послушаем, о чём ещё споют
нам в коридоре Васьки или Тишки…
Март – это март. И женский день туда ж.
Не думали ни Клара и ни Роза,
что ре-волюционный эпатаж
вдруг превратится в жизненную прозу.
Но праздник – есть! Закончился февраль,
когда «мужчинский» праздник отмечали,
офизиоз оставив за плечами
и песни распевая до утра.
А ныне – март, и вновь ажиотаж,
и населенье - в праздничном угаре…
Весна! И все творения и твари
невольно разделяют праздник наш.
Есть женский день, и значит снова мы
по половому признаку рассадим
друзей за стол… Справляем, кошек ради,
(хороший повод!) - поминки зимы.


Ключевые теги: кошки, кот
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • жил-был кот
  • Ты молился светло и неистово
  • КОШКИНИАНА.
  • Какая-то лирика
  • Кота - под бок...


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Октябрь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    Сегодня, 00:10
    19 октября 1825

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2019. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.