ДЫДЕЛКА-2 , ИЛИ ЯНЕНЯ

Лариса Журенкова
ДЫДЕЛКА-2 , ИЛИ ЯНЕНЯ

Когда животик ее мамы стал походить на Вавилонскую башню, а все сроки вышли, народ с недоумением начал у нее спрашивать:
- Мать, а ты рожать думаешь?(Как будто она специально в такую жарищу надумала носить младенца еще месяца три!) Когда уже ты родишь?
Мама сердилась и отвечала, бубня под нос:
- В субботу. Вот дождь в субботу пойдет – так сразу и рожу. Чтобы с комфортом!
Пришла суббота. С утра пошел дождик, теплый такой, летний. Как заказывали!
- Ну вот,пошел дождь, значит, будем рожать, - произрекла мать и вызвала «Скорую».
Рожала она на удивление легко. Когда появилась на свет старшая, Дыделка, мама сказала папе:
- Если я еще когда-нибудь надумаю рожать…- на этом месте она остановилась, набрала в легкие побольше воздуха и провозгласила:
-Тогда напишу завещание!
(Продолжить)
Когда мама узнала, что у нее появится малыш, она, действительно, составила завещание. Написанное на листке, вырванном из тетрадки в линейку, оно казалось смешным и несерьезным: что ей, бедной учительнице, завещать? Но ей сразу вдруг как-то полегчало.
А вот сейчас мама лежала в больничной палате и с упоением читала «Тома Сойера", тихо повизгивая от удовольствия. В палату вошел врач:
- Что вы делаете?
- Читаю, -невозмутимо сказала мама. – А что?
- Никогда еще не видел такой несерьезной мамы, - и книжку забрал.
Удивительно, но только эскулап отнял чтиво, как процесс пошел. И вскоре на свет явилась Дыделка-2. Она еще не имела имени, но мама уже ее полюбила.
- Кажется, денек удался, - довольно потирала руки мама. Она тихо радовалась: во-первых, завещание отменяется. Во-вторых, рядом посапывала прехорошенькая девочка, пухленькая и крепенькая, как херувимчик.
- Пусть теперь папа выставляет своим друзьям-однокурсникам ящик пива и оправдывается: »ювелирная работа» на их «бракодел, Валера, бракодел», - злорадствовала она. А она так хотела девочку, чтобы (здесь следует в-третьих) Дыделке было с кем играться в куклы и всякие девчоночьи заморочки.
А еще она была довольна, что пришла, наконец-то, ее очередь назвать девочку, потому чтоДыделку называл папа.
- Будет она уменя Яночкой, - постановила мама.- Яненям.
Яна росла с детства страшной модницей-сковородницей и очень любила хвастаться. Когда ей исполнилось 2 годика, мама купила ей красивые лаковые штиблеты – «бонитки». Янця осматривала их со всех сторон, прицмакивала языком, то слева заглянет, то справа, то на маму посмотрит, то на бабушку и все спрашивает:
- А что, хороша?
- Хороша,внученька! Загляденье просто, - расхваливала бабушка.
- Отпад! –внес свою лепту и папа, до этого времени брившийся в ванной.
Утромпо дорогев садик Яненя осматривало свои ботинки. И вот они с мамой подходят ксадику.
- Детки,детки, а у меня новые ботиночки! – завопила Янка.Но никто из детей почему-то внимания на этосообщение не обратил.
- Деткидетки…- еще несколько раз прокричала Яна поднимая поочередно то правую, толевую ножку. Но ребята безмятежно продолжали играть дальше. Мама уже хохотала до слез. Яненя надулось, собираясь пуститься в рев (игнорирует народ!). И тогда мама начала объяснять, что дети ее видят, но не слышат за большим стеклянным окном группы. Яночке полегчало. Но только она вошла вовнутрь, как быстро затараторила: «Детки, детки…»
Как-то Яненя пришло со своего «Вини-Пуха» (садика) и спрашивает:
-Мама, мама, а что такое «бабник»?
Маме быстренько на ум пришел пошлый анекдот про то, как девочка спросила папу, что такое «аборт», и пока тот пустился в пространные объяснения, выяснилось, что слово было вырвано из фразы «А волны бились о борт корабля…» Поэтому сразу трактовать не спешила.
Тогда Яна села на свой детский стульчик и, стаскивая с себя колготы, сама пустилась в размышления:
- Бабник?Спроси? А что бабник – это там, где бабы ходят, как куры? (видимо, спутав с курятником). А что, есть еще и дедник?
Янка росла красавицей, ну вся в маму. Это она хорошо уяснила. Одно ее лишь тревожило: ушко, которое немного торчало. Она часто подходила к зеркалу, приподнимала волосы и спрашивала:
- Мама, а ты обрежешь мне ухо-каплоухо, а то оно у меня, как у свиньи?
Мама отвечала:
- Обязательно.
Но потом успокаивала девочку, целуя:
-Яненятко,мальчики и так тебя полюбят, ты же красивая девочка!
И действительно, позже, когда Янка подросла, она, улыбаясь, делилась с мамой сердечными тайнами:
- Знаешь, мам, Олег мне сказал: «У тебя такое ушко прикольное!»
Но это буде тпозже. А сейчас безутешное создание ходило по комнате и напевало:
- Ох, Леха, Леха, Леха,
Ну почему свинье так плохо! (все по поводу того же злополучного ушка!)
- Яночка, -просила мама, - не пой!
-Мама, ну какже не петь, когда все поют: скворцы, горобцы!
С мамой вообще у них была неземная любовь. Во тприлегла мама на диван, пухленькоеЯненятко выползает на маму, ложится на нее всем своим крепким тельцем и начинает фантазировать:
-Вот я сяду маме на шейку и будем жениться!
Мама не выдерживает, хохочет, что мол, лучше садись ты, дорогая, своему жениху на шейку! А Янця ей:
- Так мы же вдвоем будем жениться на женихе!
Иногда смешливая Яна ставала серьезной, как маленькая старушка. Тогда маска страдания появлялась на ее лице, Яна Валериевна медленно ходила по комнате и приговаривала, потирая ручку:
- Тю, болища какая!
- Яночка, чтоу тебя болит? - подбегала бвабушка. – Где болит, деточка?
-У меня ручка перепухла, - ставила диагноз Яна.
Мама сгребала Яненя в охапку и целовала ручку, а Янке того было и надо. Уж очень уж она любила целоваться! Ну страсть, как любила!
-Я мамусиньку поглажу, поцелую, обниму, - приговаривала Яна и начинала целоваться. Потом падала на диван и вопила:
- Ой, падаю уже, нацьомалась!
А еще она полюбила Марианну . Помните сериал «Богатые тоже плачут» 90-х годов? Вот-вот, тот, смотря который, все особи женского и мужского пола садились перед телевизором и погружались в бразильское мыло. Не устояла перед Марианной и наша Янця. Она ходила вокруг говорящего ящика, ну чуть не облизывая экран, а потом вдруг остановилась и изрекла вердикт:
- Марианна красивая и приятная, а мамусинька – лучще всех!
Ну разве обидишься на этого ребенка при таком раскладе?
Все хорошее когда - нибудь кончается. Закончилось и безмятежное детство Яночки. Пришло ей время собираться в школу.
Серьезная завуч в очках спросила Яну, проводя собеседование:
- Яна, а какая у тебя любимая сказка?
- «Коржик».
Не припоминаю такой…Напомни мне, пожалуйста, ее содержание.
- А что там напоминать, -невозмутимо сказала Янця, - она такая же, как и «Колобок», только в конце одной сказки Лисичка Колобка съела, а в конце другой только зубы сломала!
Кто знает, или Яна о школу зубы сломала, или школа об Яну. Но школу она любила. В первом классе приговаривала: «Школонька моя родная!» Тогда мама спрашивала:
- Если ты любишь школу, почему по письму плохие оценки? – и начинала напоминать ребенку, дескать, вот они с папой институт закончили, Дыделка отличница…
Яна успокаивала:
- То ничего, мама, что у меня не получается. Сразу плохие выходят буковки. Потом – лучше, а уже в пятом классе я буду приносить только «5», а не «См».
И когда мама пыталась все же свой пятачок всунуть, Яночка, как маленькой, начинала ей объяснять сначала:
- Ну, ты, меня, мама, не понимаешь… (далее – повтор, читайте выше).
Яненя жило в одной комнате с Дыделкой. Часто бывало, что уроки они делали в одно время, но порознь. Дыделка, как дятлик, долбила орех знания на «отлично», Яночке же это все быстро надоедало. Тогда она кричала маме в другую комнату:
-Мама, у меня не получается!
- Попроси Дыделку!
Дыделка тоже была занята, поэтому через несколько минут Яна прокричала громче:
- Мама, а Дыделка не хочет мне помогать!
Маму начал доставать этот поросячий визг, и она, бросив дела, пошла в атаку:
- Так, что здесь тебе помогать?
- Английский язык!
- Давай сюда книжку! Дыделка, векен шмекен в другую комнату!
Дыделка шмыгает в зал, а мама с Яной начинают читать.
Мама садится на диван, Яночка возле нее. Сделав умную мордочку, мама начинает читать! Да как! Английский текст по-немецки! Английского-то она не изучала ни в устном, ни в письменном виде. И поэтому стойко читает как может- чего не сделаешь для дорогого дитяти! Лицо Яны видоизменилось: вытянулось,сосредоточилось, а потом стало каким-то блаженным:
- Дыделка, Дыделка, иди срочно сюда! Здесь такое!
Дыделка тут же материализовалась и заинтересованно смотрела то на Яну, то на маму. Яна тыкала пальцем на старательно читающую на тарабарском маму. Она не смеялась –угорала в припадке дикого хохота. Дальше не выдержала Дыделка , за ними – мама. Они ржали, как дикие кони на водопое, пока их не отрезвил истошный стук по батарее – и почему соседям т не нравится, когда трем порядочным людям так хорошо?
- Мам, ты уже иди, а я сама, ладно?- сказала позже Яна. С тех пор уроки она делала сама. Ну разве что сдирала иногда на перемене в одноклассников (Сейчас свободно общается с американцами. А мама-учительница язык так и не выучила!)
В старших классах Яночке очень крупно не повезло – язык и литературу у нее стала читать мама. И поэтому, к сожалению ( или к счастью, кто знает?), эти предметы приходилось учить. Мама ставил ей то «1», то «12»», ( народ перешел на 12-бальную систему). И когда ее сверстники возвращались домой и занимались уже более приятными делами, Яна пересдавала литературу. Скоро она поняла, что учить придется - мама не отстанет. Единицы исчезли .Но зато как радовалась мама, когда ее девочку показывали по телевизору!
-Я так боялась, - сказала тогда она, когда возбужденная и радостная дочь примчалась со студии.
- За что, мама?
- Ну, чтобы ты не подвела меня. Ни одной ошибки не сделала! (Ох, уж эти мамы-учителя!)
Поступать в институт не получилось – не было у мамы золотого запаса. Но мама не падала духом, и однажды, в конце лета, маму переклинило:
- Янка, вставай, идем в институт поступать!
-Мам, ты так не шути!
-А я позвонила в институт–сегодня последний день приема документов!
- Мамочка, но у нас нет денег!
- Найдутся! –и мама потащила Янку в институт. Через три дня был экзамен по психологии. Все нормальные родители стояли возле своих чад и переживали (так принято). Только мама купила им по мороженому и вынула из сумки толстенную книгу с анекдотами.
- Сейчас будем читать, - сказала мама.
Через несколько минут на них уже подозрительно поглядывал народ: не ошиблись ли абитуриенты факультетом.
- Янка, ты иди первой, - учила мама, - раньше сядем – раньше выйдем.
Из здания Яна выходила первой. У мамы забилось сердце, часто-часто. Приняв спокойный вид, мама спросила:
- Выгнали?
- Сдала.
- Врешь.
- Мамочка,точно сдала.
Потом выяснилось, что балл у нее был самый высокий, хотя готовились они с ней всего три дня. Что же, психологом Яненя было еще с детства. «Самородок», - любит повторять она.
Деньги нашлись, институт не закончили. В один прекрасный день Яна объявила:
- Мои религиозные взгляды не совпадают с постулатами психологии.
Поэтому мама чаще видит свою Яну по телевизору, в Интернете или скайпе. Ее маленький херувимчик Яненя (никогда не поверите) стал священнослужителем!
- Кто бы мог подумать! – сокрушается бабушка.
- А ты что, не помнишь, что у нас в роду были священники?– сидят и спорят возле компьютера мама и бабушка. Ведь только по Интернету онии могут общаться со своими Дыделками.
- Вот сижу и заглядываю в скайп, как сорока в кость, - говорит мама всем своим знакомым, отвечая на вопрос, как у нее дела.






Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.