Сделать стартовой     Добавить в избранное
 

Олег Вольный (Луганск) Наша память |

 

              Олег Фёдорович Вольный

                  (12.03.46 – 24.01.2004)

          Родился в Симферополе Крымской области в семье писателя-фронтовика, горняка Фёдора Вольного. В 1948 году семья переехала в город Красный Луч Луганской области, а в 1953 году – в Луганск.

          В 1965 году Олег Вольный поступил на факультет журналистики Ленинградского государственного университета. По окончании университета,  с 1969 по 1972 год служил на Краснознамённом Северном флоте на офицерских должностях.  Затем работал в Заполярье в редакции газеты «Комсомолец Заполярья» (г. Мурманск).

          С 1976 года до конца жизни жил в Луганске.  Работал в редакциях газет «Ворошиловградская правда» и «Время», в Ворошиловградской областной научной библиотеке им. М. Горького. В период работы в библиотеке, был инициатором и одним из организаторов Первой болгаро-советской научной конференции «Владимир Иванович Даль и Болгария» (май 1988 г.).

          Олег Фёдорович Вольный – автор многих научных работ и публикаций, театральных и литературных критических статей, книг прозы и стихов. Переводчик поэтических и прозаических произведений, а также драматургии с болгарского и украинского языков  на русский.

          Член Межрегионального союза писателей с 2002 года. 

                                                                                                    

                                                    Из повести Олега Вольного

                                               «Когда терриконы были молодыми

                                                    (Страницы одной жизни)»

 

                                                             Шахте № 1-2 «Анненка» – «Сталинский забой» –

                                                             «Знамя коммунизма»  – посвящается.

                                             

                                                       ЗДРАВСТВУЙ, ОТЕЦ!..

                                                        (Вместо предисловия)

 

Терриконы – как люди. Рождаются огромным напряжением сил, пОтом и болью, растут, но высоты достигают разной. Стареют, сникнув над отработавшей свой век шахтой.

А теперь, один за другим, исчезают –  как люди, уходят в землю, из которой явились на свет.

Терриконы были символом Донбасса, в песнях фигурировали, на картинах художников создавали индустриальный колорит. Нынче научная терминология именует их объектами повышенной экологической опасности, источником загрязнения атмосферы, засорения плодородных почв и прочих негативных воздействии на окружающую среду.

Всему – свое время. Оно – беспристрастный и неподкупный судья и с иными символами обходится сурово, обнажая их отдалённые последствия.

Было время терриконов, в которых скапливалась пустая по­рода, поднятая шахтёрами на-гора, чтобы открыть путь к уг­лю. Настала пора, когда породой из терриконов засыпают глу­бокие овраги, стирая с лица земли шрамы веков.

А этот террикон пока стоит. Упрямо ползут вверх по рель­сам вагонетки с породой. С шахтного двора выкатываются же­лезнодорожные составы с углем. Шахта живёт.

Это Твоя шахта.

Глажу бетонную стену старого копра и говорю: «Здравст­вуй, отец!..»

Кланяюсь террикону: «Здравствуй, отец!..»

Перебираю пожелтевшие от времени документы, фронтовые письма, листки рукописей, фотографии: «Здравствуй, отец!..»

Это только кажется, что они молчат. В них звучит Твой живой голос. Они рассказывают о многом. И копер, и террикон, и степь, уходящая за горизонт.

Здравствуй, отец!..

…………………………………………………

…………………………………………………

Открыли клуб

 

Внешне он мало отличался от неказистых, вросших в землю бараков, которые в беспорядке торчали по соседству. Это бы­ла одна из ещё дореволюционных казарм, в которых мыкали го­ре шахтёрские артели, надрывавшиеся на непосильной работе на шахтовладельца и царя-батюшку.

Сделать из такого барака что-либо приличное казалось не­возможным, Но невозможно было и мириться с тем, что руднич­ный посёлок, испокон веков живший в беспросветной темноте и грязи, в трёх русских революциях отдавший лучших своих лю­дей, невероятным трудом перемогающий разруху, оставался в бескультурье.

Люди, выдававшие на-гора уголь, имели право, поднявшись из душных подземных нор, найти отдых не только телу, но и душе.

Клуб оборудовали не одни комсомольцы.

Собственно, сначала «комса», горячо покричав на собрании ячейки, решила соорудить клуб самостоятельно. И начали, выбрав заброшенную казарму, которая показалась пошире других.

Но стоило рудничным жителям прослышать о затее комсомоль­цев, как со всех сторон потянулись добровольные помощники. Стены изнутри побелили известью, заделали дыры в крыше, про­вели с шахтной кочегарки электричество и подвесили под по­толком аж две лампочки.

Собрав в рудничном поселке всё похожее на доски – с лесом на шахте было ещё очень тяжело, – соорудили сцену, скамейки для зрительного зала, в углу отгородили библиотеку – четыре дюжины общественных книжек, в другом помещении – комнатёнку для про­чих клубных дел.

На пол леса не оставалось, да и будь он – материалу на­шли бы более достойное применение: деревянные полы имелись только в конторе шахты и нескольких домах технической коло­нии.

И пусть зал былприземистым, утыканным столбами, подпи­рающими ненадежный потолок, а сцена – махонькой, это был клуб.

Первый рудничный клуб в поселке, который за всю свою невесёлую историю из общественных помещений знавал до революции только трактир да околоток.

Местная гордость шахты «Карла» – клуб, как две капли воды, был похож на клубы шахт «Анненки», «Верочки», собственной соседки – «Основной» № 12 и других окрестных шахт, но дело было не в помещении, а в том, что происходило в этих стенах. А там к  шахтёрам шло просвещение, культура и ещё что-то такое, что трудно передать словами, не видя, как проясняются иссечен­ные угольной крошкой лица шахтёров, переступающих порог клу­ба.

 

1 мая 1925 года в клубе шахты «Карла» было показано представление «Красный шквал», поставленное агитбригадой «Синяя блуза» по сценарию, написанному комсомольским коллективом во главе с Федей Вольным.

 

Кинопередвижку с «Броненосцем "Потёмкиным”» для карловского клуба Фёдор выбил в райкоме комсомола с боем, вне очереди.

Радоваться бы. А он возвращался из Криндачевки* грустный.

В кармане лежало распоряжение о переводе на шахту № 33-36 Боково-Антрацитовского рудоуправления.

___________________________________

* Криндачевка – до 1920 года название города Красный Луч

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • MEZZO ASSONNATO
  • В ВЕРБНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ
  • Весенней поступью крадётся ночь в мой дом
  • Владу Клёну
  • Памяти побратима


  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

    • Войти

      Войти при помощи социальных сетей:


    • Вы можете войти при помощи социальных сетей


     

    «    Август 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 

    Гостиница Луганск, бронирование номеров


    Планета Писателей


    золотое руно


    Библиотека им Горького в Луганске


    ОРЛИТА - Объединение Русских ЛИТераторов Америки


    Gostinaya - литературно-философский журнал


    Литературная газета Путник


    Друзья:

    Литературный журнал Фабрика Литературы

    Советуем прочитать:

    7 августа 2017
    Уроки классики
    27 июля 2017
    Смерть Поэта

    Новости Союза:

         

    Copyright © 1993-2013. Межрегиональный союз писателей и конгресса литераторов Украины. Все права защищены.
    Использование материалов сайта разрешается только с разрешения авторов.