У КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА ЕСТЬ СВОЙ ТИТОВ

Поздравления с днем медицинского работника -19 июня 2016 года

У КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА ЕСТЬ СВОЙ ТИТОВ…

ПЕПЕНИН ВЛАДИМИР РАЗУМНИКОВИЧ

В преддверии Дня медицинского работника расскажем о достойных! О тех, кто есть пример для подражания, кто верой и правдой служил и служит во благо здоровья человека!

Владимир Разумникович Пепенин в 1966 году окончил Луганский медицинский институт. Направляется на работу урологом-хирургом Перевальской центральной районной больницы. В 1968 году поступает в клиническую ординатуру на кафедру урологии Луганского мединститута, которую успешно закончил в 1970 году. Был оставлен на работу ассистентом кафедры. В 1985 году Владимир Разумникович становится доктором медицинских наук и официальным преемником М. А. Гришина, заняв должность заведующего курсом урологии. В течение трёх лет, уже профессор В. Р. Пепенин, параллельно с напряжённой работой в клинике урологии, работает проректором по научной работе медицинского института. Он член Президиума Украинского общества урологов, награждён знаком «Изобретатель СССР», с 2007 года — заслуженный врач Украины. Такая напряжённая трудовая деятельность заставили профессора В. Р. Пепенина оставить нелёгкую ношу проректора. Времени для плодотворной и научной и педагогической работы появилось больше, чем и воспользовался, издано восемь монографий в соавторстве: «Пиелонефрит»(1989), «Катионы против микробов»(1992), «Мембраномодуляция в медицине»(1997), «Новые возможности старых антисептиков»(2000), «Пограничные заболевания в хирургии. Хирургия для гинекологов. Гинекология для хирургов»(2002), «Половое воспитание и сексуальное просвещение»(2008), «Консервативная „пульстерапия“ доброкачественной гиперплазии предстательной железы»(2011). Всего в его активе более 300 научных работ, восемь монографий, одиннадцать авторских свидетельств, более 50 рационализаторских предложений.
* * *
Мне пришлось познакомиться с доктором Пепениным В.Р. в 1969 году в бытность мою врачом-сексологом Луганской областной клинической больницы. Владимир Разумникович, как сказано, в то время был клиническим ординатором, плодотворно постигая премудрости науки и практики урологии под руководством профессора Гришина М.А. Что из этого вышло - судите сами. Ныне доктор медицинских наук, профессор Пепенин В.Р., как сказано, – правопреемник урологической школы Михаила Александровича Гришина, по праву занимает одно из ведущих мест в иерархии урологов Украины и Луганщины, конечно же.

Неоспорим тот факт, что нашей среде немало медицинских работников, , которые по праву считаются «врачами от Бога». Это определение, как нельзя точно, подходит к Владимиру Разумниковичу, да и его врачебной семье тоже.
Вот, скажем, старший сын – Алексей Владимирович. В 1988 году закончил Луганский государственный медицинский университет, специализация и профессиональные навыки: общая и неотложная хирургия, малотравматичные технологии. Входит в Список членов Украинской Ассоциации специалистов по малоинвазивным, эндоскопическим и лазерным технологиям. С августа 1989 года - 3-я горбольница г. Луганска, хирург, общая хирургия, операции на любых органах, неотложная хирургия (старший хирург). Педагогическая работа со студентами медицинского университета. Кандидат медицинских наук с 1997 года. Далее, - доцент, кафедры хирургии Луганского государственного медицинского университета, городской хирург –сложившийся профессионал. Более 20 лет проработал в 3-й больнице, а с 1 сентября 2009 года до 2014 года работал на кафедре хирургии на базе 1-й городской больницы в Луганске. Сейчас – на кафедре хирургии в Луганском государственном медицинском университете в г.Рубежное.
Его девиз – «наукой двигать практику». Потому и освоил в совершенстве лапароскопическую хирургию, да и вообще ему свойственна профессиональная динамика.

Младший сын Владимира Разумниковича, Сергей — врач высокой квалификации с учёной степенью кандидата медицинских наук, владеет современными методами диагностики и лечения, активен в научной работе. Семья Пепениных знаменательна и тем, что в ней ещё два медицинских работника - жена профессора, Галина Ивановна врач –терапевт, жена сына Алексея — врач-невролог (тоже из врачебной семьи).

«Владимир Пепенин из жизнехватов» — (как сказано о нём в книге «Золотой фонд ЛугГМУ», авторы — Ивченко В. К., Германов В. Т.) — «Он убеждён, что жизнехватство - понятие более ёмкое, чем жизнелюбие. Ведь жизнехват по – максимуму и отдаёт жизнь и берёт у неё. Только тогда всё, что происходит вокруг, по-настоящему интересно. И старость не страшна. Того, кто не разучился удивляться, она не возьмёт, именно способность к бесконечным удивлениям и является ведущим семейным качеством всех Пепениных. У них молодость обозначается вовсе не параметрами биологического возраста, а состоянием духа и красотой человеческой души».
Семья Пепениных интеллигентна – хирург, уролог, любитель юмора, В. Р. Пепенин частенько вместе с женой появляется в театре, дружит с народным артистом Украины, профессором Д. И. Витченко. Настоящие мужские человеческие отношения связывали его с ушедшим из жизни писателем Владиславом Титовым.

Вот что написал профессор Пепенин В. Р. в его память(публикация в сборнике, посвящённом памяти В.Титова):
В.Р. Пепенин,
заслуженный врач Украины,
доктор медицинских наук, профессор ЛМГУ

Исповедь другу
Он был для подвигов рожден
И их свершил, презревши страх;
Ценою рук спас шахту он
И книгу написал карандашом
в зубах.
Г. С. Довнар, В. С. Волков, 2000 г.

Дорогой друг! Тебя давно нет, но память о тебе живет и по сей день, заставляя периодически возвращаться в далекое прошлое, переосмысливая его и перенося в настоящее. Это здорово, что человек обладает памятью. Эти воспоминания я пишу много лет внутри себя, ведя внутренний диалог с прошлым и настоящим. Много лет к твоему дню рождения я пытался написать о тебе, но каждый раз что-то останавливало. Внутренний голос говорил: ну что еще можно сказать о нем, ведь и так уже много сказано. Я радовался, когда появлялись заметки о тебе. Мне и сейчас легче написать научную статью, чем воспоминания о тебе. Для меня ты и сейчас живой.
У каждого человека свой Титов, и порой бывает трудно передать словами свое отношение к нему. Все говорят о подвиге, а ты, соглашаясь с этим, находишь в нем простые человеческие качества и думаешь: а будет ли это уместно сказать, не обидит ли его это сказанное. А память снова и снова уносит в прошлое, так и хочется сказать:
«А помнишь, друг…»
Помнишь, как мы познакомились с тобой. Это было в начале далеких семидесятых. Наши друзья предупредили, что к ним в гости придут Титовы. И вот сцена. Среднего роста человек без улыбки на лице представляется:
- Владислав.
- Владимир, - называюсь я и машинально протягиваю руку для пожатия.
Протягивая руку, я моментально понял нелепость момента и быстро убрал ее. Возникла секундная пауза, надо было искать выход из возникшего положения. Не успел что-либо сообразить, как увидел мимолетную улыбку на твоих губах, смешинки в глазах и услышал твой голос: «Ну что, старик, не волнуйся». Напряженность момента снялась, как волшебной рукой, все стало легко и просто.
Ты прекрасно чувствовал людей, понимал их и разгадывал с первого взгляда. Для друзей ты был открыт, с другими держался строго, но дружелюбно.
А помнишь… Как-то летом мы с детьми путешествовали на машине в Крыму. Проезжая через Планерское, сыновья закричали: «Отец, здесь же отдыхает дядя Славик». Решение было принято мгновенно – остаемся. На проходной Дома писателей при упоминании твоего имени нам сразу же определили место стоянки автомобиля и сопроводили к твоему корпусу. Чувствовалась любовь и истинное уважение к тебе персонала.
Ты рано пережил физическую и душевную боль. Физическую, когда долгие месяцы находился в больнице, перенося частые операции и болезненные манипуляции. Душевную, когда, выписавшись из больницы, встал вопрос: что делать, как жить дальше? Ты не сломался, ты стал смотреть на мир другими глазами, глазами человека познавшего что-то, что не дано другим. Эти новые ощущения ты сохранил на всю оставшуюся жизнь. Ты очень остро чувствовал состояние человека, мог определить его душевное и физическое состояние, принимать его беды на себя. Для многих ты был своего рода громоотводом. А сколько писем ты получал от людей, которым не хватало любви и заботы близких, которые были обижены жизнью, от которых ушли в беде близкие им люди! Если не всем, то большинству ты ответил, дал веру в лучшее.
Перечитывая твою книгу «Жизнь прожить», удивляешься твоему умению успокоить человека, дать ему веру в любовь, друзей, жизнь. Поверь, это не каждому дано. Знаешь, и сейчас, по происшествию большого периода времени, на твое имя приходят письма, в которых люди делятся с тобой печалью и радостью. Письма приходят, как и раньше, по адресу: Луганск, писателю Титову. Письма эти пересылают в музей-квартиру твоего имени, где сотрудники музея дают на них ответ от твоего имени.
Ты жив, Слава!
Когда-то давно в разговоре ты сказал, что если через 10-20 лет, или когда тебя не будет, вспомнят о твоих книгах, ты будешь счастлив. Знай, друг, тебя помнят и любят. На память приходят строчки, посвященные тебе писателем фронтовиком Г. С. Довнаром:
И учат книги эти,
Что как бы не везло,
А надо жить на свете
«Всем смертям назло».
Я неоднократно убеждался в силе тобой написанных книг. Приведу только один пример. Дочь моего товарища попадает в автокатастрофу. С несколькими переломами она оказывается в больнице. Здесь следует сказать, что она студентка факультета физического воспитания педагогического университета и должна была участвовать в финальных соревнованиях, и что это участие давало ей возможность выполнить норму мастера спорта. Это еще усиливало драматизм ситуации. Лечение затягивалось, девушка капризничала, часто плакала. Пришла мысль дать прочитать твою повесть «Всем смертям назло». Прихожу в палату, протягиваю книгу и советую прочитать. В ответ: « Не хочу ничего». Настойчиво советую прочитать хотя бы посвящение, написанное тобою зубами на заглавном листе повести. Она нехотя берет книгу со словами: «Ладно, прочитаю». С тем и расстаемся. На следующее утро, зайдя в палату, вижу зареванные, удивительно живые глаза.
Спрашиваю: « Прочитала?»
Сквозь всхлипывания слышу робкий ответ: « Да. Да, я читала всю ночь. Я выздоровлю ».
С этого времени состояние здоровья пошло на поправку. В дальнейшем она получила звание мастера спорта, работает по любимой специальности.
Знаешь, друг, у тебя была внутренняя сила убеждать людей примером своей жизни. Ты стал человеком, нашедшим свое дело и место в жизни. Ты говорил о том, что жизнь прекрасна, только в ней нужно найти свое место и достойно занять его.
Поражала твоя манера работать. Ты постоянно вел внутренний диалог с собой и своими героями, прорабатывал в голове различные ситуации, а уже потом все это ложилось на чистый лист бумаги. Практически все твои рукописи - без каких-либо серьезных правок. Ты все носил в себе и только когда чувствовал, что все сложилось, перекладывал на бумагу. И все-таки ты был большой хитрец и выдумщик.
Когда встречались в кругу друзей, вначале ты заводил всех, смеялся, шутил, а затем, высказав несколько мыслей и фраз, замолкал, превращаясь во внимательного слушателя. А слушать ты умел. А мы, не подозревали, что ты специально пустил реплику, чтобы проверить, что из этого получится. Мы начинали спорить, обсуждать, доказывать друг другу суть твоих предложений. Молча, улыбаясь в сторонке, как бы не участвуя в дискуссии, ты периодически подливал масла в огонь, сравнивая услышанное с тем, что у тебя уже давно отложилось в голове. И только найдя жизненно правильный ответ, оценив услышанное и свое выстраданное, ты переносил свое видение ситуации на лист рукописи. И в этом - жизненная правда твоих произведений.
Как давно это было, и в тоже время, как будто сейчас. Представляю, как ты звонишь рано утром и начинаешь спрашивать: « А какую помощь медицина оказывает в таких ситуациях, а в таких…». Оказывается, ты пишешь роман о шахтерах, а на шахте всегда могут возникать различного рода происшествия.
В свое время ты высказал мысль о возможности рабочих забастовок. Мы, твои друзья, долго обсуждали данную ситуацию и пришли к выводу, что такое в нашем обществе произойти не может. Не надо забывать, что обсуждали мы этот вопрос в начале 80-х годов. Убедить тебя не удалось, ты твердо отстаивал свое видение ситуации, и в какой-то степени пострадал от этого. Твой роман «Проходчики», в котором ты описал эпизод забастовки шахтеров, был издан первоначально в укороченном варианте. Цензура выбросила эти эпизоды. Ты готов был не печатать роман, но после долгих уговоров согласился. К счастью, в последующем роман был издан без купюр.
Твое подвижничество удивляло. По первой просьбе знакомых и незнакомых людей ты бросался на помощь, стучался в кабинеты к начальству и отстаивал интересы тех, кто к тебе обращался. В то же время, когда что-либо касалось тебя и твоей семьи, ты был бессилен.
Ты всегда был чем-то одержим, у тебя всегда были чудесные идеи. Часто ты просто забывал, что у тебя нет рук. Когда в Планерском у меня сломалась машина, и я рано утром пошел ее чинить, ты пошел вместе со мной. Когда у меня что-то не получалось, ты кричал: « Подай мне ключ на 13, это же так просто, я сейчас заверну ». Сказывался в тебе технарь, рабочая закваска. А потом, поняв нелепость ситуации, с улыбкой говорил: « Cтарик, это я пошутил, ты это и сам исправишь ».
А твой телескоп, установленный на балконе… А летом на крыше сарая на даче мы все, захваченные твоими рассказами о вселенной, наперебой, отталкивая друг друга, пытались первыми добраться до окуляра и посмотреть на звездное небо.
Друг, ты был великолепным рассказчиком. Наши дети до сих пор помнят твои рассказы о великих событиях, вселенной, известных писателях. Слушая их, создавалось впечатление, что ты сам был непосредственным участником тех событий, о которых только что рассказывал нам.
Твой дом всегда был открыт для друзей, а сам ты был душой всех компаний. Припоминаю, как по вечерам в Доме творчества, в Планерском, в твоем уютном номере каждый вечер собирались известные писатели и поэты: Дементьев, Ошанин и много других. И тогда начиналось таинство. Вашим беседам и размышлениям не было конца. За рюмкой доброго крымского вина беседы зачастую заканчивались под утро.
Ты всегда любил утро. Дома вставал рано, когда семья еще спала. Тихо выкурив сигарету, ты садился в кресло и начинал работать. Все твои мысли и наблюдения в это раннее время ложились на бумагу. Ты священнодействовал. На отдыхе утро ты начинал с морского купания. Как человек публичный, ты стеснялся своего физического состояния. А утром, выйдя в 5 часов утра на морской чуть влажный берег и увидев спокойную гладь моря, услышав призывный крик чаек, ты сломя голову бросался в морскую пучину и плыл, плыл. Плыл далеко за ограничительные буйки, плыл, как торпеда. Случайным свидетелям твоего купания было страшно за тебя. Но ты плыл. В этом тоже была твоя победа над собой. Мне кажется, ты думал, а чего это вы боитесь за меня. Я такой же, как все, я могу. Ты в очередной раз подтверждал девиз своей первой повести: « Всем смертям назло… »
Семья для тебя была все. И Рита, и Танечка. И не потому, что тебе было бы трудно обходиться без них. Нет, здесь другое. Здесь то, что было заложено в тебя твоими родителями, твоими братьями и сестрами. Всей большой семьей Титовых, которая в любые времена была основой существования каждого члена этой семьи. Эту основу, эту любовь ты перенес и в свою семью. Рита и дочь были не только хранителями бытовых устоев семьи, но и вдохновителями всех твоих задумок и мыслей, всех твоих поступков. Первым человеком, которого ты посвящал в свои планы, была Рита.
Как-то ты захотел купить фотоаппарат, а Рита сказала, что не умеет фотографировать. Ничего, сказал ты, научим. Потом Рита под твоим руководством научилась фотографировать. До сих пор помню: диафрагма - 5,8, выдержка - 30. А как ты радовался, когда вы всей семьей, закрывшись в ванной, печатали фотографии, а затем дарили их друзьям.
У тебя была феноменальная память, ты помнил такое количество событий и дат, имен и дней рождения друзей, что у простого человека это не укладывалось в голове. Помню, каким сюрпризом для нашего младшего сына оказался твой приход к нам, чтобы проводить его в армию. Об этой дате мои дети и их друзья помнят и по сей день и часто вспоминают, хотя прошло уже более 25 лет.
А как ты пел свои любимые романсы и песни. Это брало за душу, невольно заставляло подпевать тебе. Ты же знаешь, что Джульетта Якубович никогда не пела в компаниях, но когда собирались у тебя, и ты начинал петь, то тут, порой, не могла устоять и она. И звучал дуэт. Это было очарование временем.
Дорогой друг. Быстро летит время, мы потихоньку теряем друзей, но остается память. Память, которая в нас и всегда с нами. Память, которая постоянно напоминает: « А ПОМНИШЬ?»
Ты растревожил мне душу, и спасибо тебе за это.

Таков Пепенин Владимир Разумникович и его врачебная семья. И в заключение приведём высказывание известного Луганского писателя Г.Довнара:
«Хотя Пепенин камни «добывает» без каратов..
Растёт его богатство многократно.
Оно – в любви людей,
Спасённых им от мук,
Оно в почёте, славе доктора наук...».






Комментарии 1

larina-2 от 23 июня 2016 11:29
Спасибо, Юрий Васильевич! Больше узнала о докторе Пепенине В.Р. и что-то  новое об одном из любимых писателей  Владиславе Титове 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.