К 131-летию Анны Ахматовой

                        

 

                                К 131-летию Анны Андреевны Ахматовой 

 

http://ixtrall.clan.su/news/interesnye_fakty_ob_anne_akhmatovoj/

                   

Анна Андреевна пережила две Мировые войны, в течении которых, эта сильная женщина испытывала невероятный творческий подъем.

 

В 11 лет, тогда еще маленькая девочка Анна, сочинила свой первый стих, после чего поняла, что нужно совершенствоваться в искусстве стихосложения и стала этим очень активно заниматься.

 

Ее отец, к большому сожалению, не оценил ее старания и считал это пустяковым занятием, именно поэтому запретил использовать фамилию Горенок. Тогда Анна выбрала для себя девичью фамилию своей прабабушки, то есть – Ахматова.

 

В 1924 году был опубликован последний сборник стихов Ахматовой. После этого НКВД не пропускала никакое творчество этой поэтессы и именовала его «провокационным и антикоммунистическим».

 

Только через сем лет после ее смерти был обнаружен дневник, который Анна Андреевна вела на протяжении всей жизни.

 

Ахматова предчувствовала свою смерть. Когда она ложилась в санаторий, где и скончалась, она написала: «Жаль, что там нет Библии».

 

Когда ее сына, Льва Гумилева, арестовали, она вместе с другими матерями ходила к тюрьме «Кресты». Одна из женщин узнала ее и спросила, сможет ли она ЭТО описать, после чего Ахматова начала писать «Реквием».

 

Все страдания матери, после ее смерти, понял сын Анны и принимал очень активное участие в строительстве памятника. Свидетели того времени не раз могли видеть седого доктора, который с учениками бродил по городу в поисках материалов для строительства памятника матери.

 

В честь этой замечательной женщины назвали улицы в Калининграде, Одессе и Киеве.

В деревне Комарова, каждый год, 25 июня, проходят Ахматовские вечера-встречи, а также вечера памяти, что приурочены ко дню рождения Анны Ахматовой.

В 2009 году отмечали 120-летие Анны Андреевны даже в Куала-Лумпуре.

 

 Стихи А.А. Ахматовой

 

***

Двадцать первое. Ночь. Понедельник. 
Очертанья столицы во мгле. 
Сочинил же какой-то бездельник, 
Что бывает любовь на земле. 

И от лености или от скуки 
Все поверили, так и живут: 
Ждут свиданий, бояться разлуки 
И любовные песни поют. 

Но иным открывается тайна, 
И почиет на них тишина… 
Я на это наткнулась случайно 
И с тех пор все как будто больна.

 

***

Как белый камень в глубине колодца, 
Лежит во мне одно воспоминанье, 
Я не могу и не хочу бороться: 
Оно - мученье и оно страданье. 

Мне кажется, что тот, кто близко взглянет 
В мои глаза его увидит сразу. 
Печальней и задумчивее станет 
Внимающего скорбному рассказу. 

Я ведаю, что боги превращали 
Людей в предметы, не убив сознанья, 
Чтоб вечно жили дивные печали. 
Ты превращен в мое воспоминанье. 

 

***

Ты письмо мое, Милый, не комкай. 
До конца его, друг, прочти. 
Надоело мне быть незнакомкой, 
Быть чужой на Твоем пути. 

Не гляди так, не хмурься гневно. 
Я любимая, я Твоя. 
Не пастушка, не королевна 
И уже не монашенка я - 

В этом сером, будничном платье, 
На стоптанных каблуках... 
Но, как прежде жгуче объятье, 
Тот же страх в огромных глазах. 

Ты письмо мое, милый, не комкай, 
Не плачь о заветной лжи, 
Ты его в Твоей бедной котомке 
На самое дно положи. 

 

Я улыбаться перестала

Я улыбаться перестала,
Морозный ветер губы студит,
Одной надеждой меньше стало,
Одною песней больше будет.
И эту песню я невольно
Отдам за смех и поруганье,
Затем, что нестерпимо больно
Душе любовное молчанье.

 

Я не любви Твоей прошу

Я не любви Твоей прошу.
Она теперь в надежном месте...
Поверь,что я Твоей невесте
Ревнивых писем не пишу.

Но мудрые прими советы:
Дай ей читать мои стихи,
Дай ей хранить мои портреты-
Ведь так любезны женихи!

А этим дурочкам нужней
Сознанье полное победы,
Чем дружбы светлые беседы
И память первых нежных дней...

Когда же счастия гроши
Ты проживешь с подругой милой,
И для пресыщенной души
Все сразу станет так постыло -

В мою торжественную ночь
Не приходи. Тебя не знаю.
И чем могла б Тебе помочь?
От счастья я не исцеляю.

 

Мужество

 

Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.

Не страшно под пулями мертвыми лечь,
Не горько остаться без крова,
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.

Свободным и чистым тебя пронесем,
И внукам дадим, и от плена спасем
Навеки!

 

23 февраля 1942, Ташкент

 

* * *
Когда погребают эпоху, 
Надгробный псалом не звучит. 
Крапиве, чертополоху 
Украсить ее предстоит. 
И только могильщики лихо 
Работают, дело не ждет. 
И тихо, так, Господи, тихо, 
Что слышно, как время идет. 
А после она выплывает, 
Как труп на весенней реке, 
Но матери сын не узнает, 
И внук отвернется в тоске. 
И клонятся головы ниже. 
Как маятник, ходит луна. 
Так вот — над погибшим Парижем 
Такая теперь тишина. 

1940.Осень. Фонтанный Дом

 

Ведь где-то есть простая жизнь и свет

Ведь где-то есть простая жизнь и свет,
Прозрачный, теплый и веселый...
Там с девушкой через забор сосед
Под вечер говорит, и слышат только пчелы
Нежнейшую из всех бесед.

А мы живем торжественно и трудно
И чтим обряды наших горьких встреч,
Когда с налету ветер безрассудный
Чуть начатую обрывает речь.

Но ни на что не променяем пышный
Гранитный город славы и беды,
Широких рек сияющие льды,
Бессолнечные, мрачные сады
И голос Музы еле слышный.

 

***

Я пришла сюда, бездельница,
Все равно мне, где скучать!
На пригорке дремлет мельница,
Годы можно здесь молчать.

 
Над засохшей повиликою
Мягко плавает пчела,
У пруда русалку кликаю,
А русалка умерла. 
 
Затянулся ржавой тиною
Пруд широкий, обмелел.
Над трепещущей осиною
Легкий месяц заблестел. 
 
Замечаю все как новое,
Влажно пахнут тополя.
Я молчу. Молчу, готовая
Снова стать тобой, – земля. 
 23 февраля 1911Царское Село 

 

***

Я научилась просто, мудро жить,

Смотреть на небо и молиться Богу,

И долго перед вечером бродить,

Чтоб утомить ненужную тревогу.

 

Когда шуршат в овраге лопухи

И никнет гроздь рябины желто-красной,

Слагаю я веселые стихи

О жизни тленной, тленной и прекрасной.

 

Я возвращаюсь. Лижет мне ладонь

Пушистый кот, мурлыкает умильней,

И яркий загорается огонь

На башенке озерной лесопильни.

 

Лишь изредка прорезывает тишь

Крик аиста, слетевшего на крышу.

И если в дверь мою ты постучишь,

Мне кажется, я даже не услышу.

1912

                                                 

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.