«А если совру, да будет мне стыдно!»

«А если совру, да будет мне стыдно!»

Из 21-го века в 16-е столетие: 

Историческая проза об Иване Грозном писателя В. Полуйко

 

Разумеется, писатель-историк Валерий Васильевич Полуйко никому такого обещания не давал и публично не клялся. Хотя наличие в его натуре мальчишеского озорства, несмотря на возраст, подсказывает, что так могло быть и, возможно, и было. К большому сожалению, так распорядилась природа –душа у человека остается всё ещё молодой, наполненная желанием жить, а тело с возрастом дряхлеет и стареет. Преклонный возраст. Валерию Васильевичу в мая текущего года исполнилось 82 года. Из них более 30 лет он посвятил созданию исторического романа-эпопеи об Иване Грозном и его эпохе. Именно в те времена была древняя юридическая формула «Да будет мне стыдно!». А вместе с ней и суть славянской клятвы ХVI столетия, которая со временем  была отменена и забыта, Но дух её, оказывается, не исчез, найдя воплощение в творческим кредо луганского писателя-историка Валерия Полуйко.

 

Писатель и Царь

 

Писатель Валерий Полуйко не избалован вниманием большой прессы, тем более большой России, а так же критиков, литературоведов и историков. И живет он в Луганске, равно удаленно от Москвы и Киева, спокойно воспринимая существующую неоднозначность бытия и зачастую скандальный характер современного литературного процесса. Но, он никогда не стенал и не жаловался на эти обстоятельства. Награды принимал всегда достойно, как признание заслуг и дань справедливости. Проницательность и художественный уровень исторической прозы Валерия Полуйко отмечены персональными литературными премиями: имени Владимира Даля, имени Валентина Пикуля, имени А. С. Грибоедова, имени В.М. Шукшина.

В 2013-м году Луганская областная администрация наградила В. В. Полуйко почётным знаком «За заслуги перед Луганщиной».  

Он писатель русский – по происхождению и по духу. Родился в Курске 30 мая 1938 года. Пережил с матерью блокаду Ленинграда и эвакуацию. Ранее детство прошло в Новосибирске. Эти места знают его и признают своим. Его имя занесено в «Персоналии Литературных хроник Курского края». Новосибирск же, точнее литературно-художественный журнал «Сибирские огни» принял Валерия Полуйко уже как писателя-историка, опубликовав одним из первых его первые страницы романа-эпопеи об Иване IV. И сотрудничал он со старейшем журналом России почти 15 лет. Там же молодой писатель познакомился лично с Василием Макаровичем Шукшиным. Сблизила их встреча в редакции журнала и историческая проза, да и то, что оба из рабочих и были трудовики-трудоголики по нужде.

 

Валерий Васильевич Полуйко далеко не провинциал и ни отшельник, как полагали в Киеве. Да, он долгие годы оставался затворником скрупулёзно, строка за строкой, воссоздавая летопись тех далеких, смутных и грозных времен становления Государства Российского. За период  протяженностью более 30 лет им создана историческая эпопея из четырех книг — это «Лета 7071», «Государь всея Руси», «Третий Рим», «Лихолетье».

Самобытность — главный двигатель литературы. Всю свою творческую жизнь писатель-историк Валерий Васильевич Полуйко следовал классическим принципам всемирной литературы, оставаясь добровольным заложником XVI века, сохранив чувства русского языка, русского мышления, русской ментальности. 

Первые десять лет им были отданы созданию книги «Лета 7071». В этом историческом романе он сумел  отобразить с большой достоверностью внутреннею и внешнюю политику Русского государства времен царствования Ивана Грозного – взятие Полоцка, ликвидация удельной раздробленности Руси. 

Прочитав в ранней юности почти «запоем» в одной дореволюционной книге очерк о царе Иване Грозном, он увлекся эпохой ХVI века, которая стала основной темой его творчества.

К сожалению, современный , тем более молодой читатель поколения ЕГЭ, не знаком с книгами В. Полуйко, Если и знают, то это книги изданные в советское время. В те годы роман «Лета 7071» трижды переиздавался. Ныне - в 2015 году (Изд. «Вече»). Однако тираж этого выпуска, увы, трудно сравним с прежними массовыми тиражами.

Трудный путь исторических произведений писателя к массовому читателю вроде и объясним ...Что тогда, что сегодня историческая проза всегда у издателя вызывала сомнения и вопросы. Взгляд на прошлое – он ведь разный... Но! Сказать — «Досадно»! — и этого будет мало... В 2013 году, юбилейный для писателя В. Полуйко год, год его 75-летия, областная организация писателей Украины «выбила» у обладминистрации деньги на издание его книги «Третий Рим». Тиражом, аж 200 экземпляров! С позволения причастных лиц, многое объясняет дарственную надпись Валерия Полуйко на авторском экземпляре книги «Третий Рим», подаренной им давнему другу, литератору и издателю Андрею Медведенко в 2013 году:

«Андрею Ефимовичу Медведенко побратиму по перу, а перо является писательским оружием, и значит — собрату по перу!

Книга эта, которая 17 лет пролежала в рукописи, без какой бы надежды издать её, благодаря Тебе напечатана и явлена в литературный мир. Это дорогого стоит!

И это зачтется Тебе и в настоящей, и в грядущей, потусторонней жизни!

 В. Полуйко XXI век».

Скажем ,«каторжный труд», Валерия Васильевича.Полуйко как историка зачтен по справедливости. Книги его вошли в основной фонд литературных произведений об эпохе царя Ивана Грозного. 

 

А теперь почти справочно о самом литературном герое этих исторических повествований.

Иван IV Васильевич по прозвищу Грозный (1530–1584) — Великий князь Московский и всея Руси (с 1533 г.), первый русский царь (с 1547 г.). В период его правления осуществлены масштабные реформы центральных органов власти, начат созыв Земских соборов, составлен Судебник 1550 года, изменено государственное устройство страны — введена опричнина. При Иване Грозном установлены торговые связи с Англией, покорены Казанское и Астраханское ханства, начато присоединение Сибири. Талантливый государственный деятель, мудрый реформатор… и кровавый тиран, человек, ввергший свой народ в хаос чудовищных репрессий. Каким он был, Иван Грозный, основатель Московского царства, государь, оказавший огромное и неоднозначное влияние на ход исторических событий?

 

В поиска сущности личности Ивана Грозного

 

     Жизнь даётся для действия. Так или иначе, Валерию Полуйко - автору сочинений об Иване  Грозном и его эпохе пришлось, прежде всего, начать с поиска и извлечения сведений о Царе и том времени из самых различных литературных и внелитературных памятников XVI-XVII веков. Сложность этой задачи заключалась не только в том, что при этом приходилось принимать, во внимание чрезвычайно широкий круг памятников (в значительной части не изданных), но и в том, что самый принцип отбора материала, так же как и поиск артефактов об Иване Грозном ещё далеко не установлен. Тому примером поиски библиотеки Ивана Грозного (также называемой Либерии (Либери́я от лат. Liber — «книга»). Это легендарное собрание книг и документов, последним. владельцем которого предположительно был Иван Грозный. Считается, что она была утрачена или спрятана Грозным,  Можно предполагать, что прямо или косвенно этим интересовался и В. Полуйко. Библиотека Ивана Грозного относится к разряду археологических тайн, которые, если они не поддаются разгадке в течение длительного времени, начинают обрастать легендами, мифами, суевериями. Слухи о царской либерее стали распространяться сразу же после кончины Ивана Грозного и превратились в подлинный миф в начале XIX века с «легкой руки» великого просветителя и историка Н. М. Карамзина, считавшего, тем не менее, факт существования книгохранилища вполне реальным. Так или не так понял я на это разъяснения Валерия Васильевича: по его предположениям - тем местом может быть Александровская слобода, когда-то духовный центр опричнины. По мнению писателя, при Грозном идеологическим смыслом опричнины стало «просеивание русской жизни» для отделения «добрых семян православной соборности» от «плевел еретических мудрствований, чужебесия в нравах»... С этим определением, наверное, надо согласиться, учитывая то, что дипломной работой молодого писателя В. Полуйко по окончании им Московскго литературного института была драма «Опричники», которая была принята с оценкой «отлично». Но ещё раньше он, на последнем курсе института принялся за исторический роман о событиях времен Ливонской войны.

Царя Ивана Грозного можно без преувеличения назвать, пожалуй, самым загадочным и противоречивым правителем Руси. Споры вокруг его фигуры не прекращаются уже нескольких столетий. Личность и роль Грозного как политического деятеля изучали такие известные историки, как Н. М. Карамзин, С. М. Соловьев, Н. И. Костомаров, В. О. Ключевский, A. A. Кизеветтер, A. A. Зимин, Р. Г. Скрынников, С. О. Шмидт и другие. Оценка правления Грозного часто менялась радикальным образом, к сожалению, не только под воздействием новых фактов или взглядов автора исторического исследования, но и сообразно идеологической злобе дня. Однако Иван IV  беспредельно жестокий «мучитель» и одновременно образованнейший человек  вошел в историю отечественной культуры не только как политик, но как писатель и публицист.

 

Валерий Васильевич объехал множество древнерусских городов, где побывал главный герой его произведений. Неоднократно бывал в городе Александров, бывшая Александровская слобода. Полуйко не только собирал письменные материалы, редкие книги, относящиеся к этому периоду истории, но объехал всю Владимиро-Суздальскую землю, напитываясь прелестью старорусских городов, побывал в Полоцке (первая книга романа называется «Взятие Полоцка»), Новгороде Великом, Пскове, Великих Луках, не обминул и Ярославля, Углича, и особенно Вологду, где Иван строил каменную крепость, собираясь перенести туда столицу, и даже в 70-е годы ХХ века побывал в Сибири на месте побоища воеводы Воейкого с Сибирском ханом Кучумом.

Поражает не только упорство В. Полуйко, но и его неистовая преданность исторической теме, а именно эпохе Ивана Грозного, вера в возможность эмпирическим и научным путем выработать верный тон повествования об этом. Чтобы понять логику и действия писателя, подспорьем может быть небольшой сборник его эссе «Наедине с собой» (Луганск: Русь, 1997. – 64 с.).

«В поисках истины, в поисках исторической достоверности, если выбираешь их, – пишет Валерий Васильевич,  выбираешь долгие, мучительные поиски, ибо истина никогда не лежит на виду. А невообразимо запутанный лабиринт истории, напластования веков, противоречивость свидетельств, а порой и откровенная фальсификация их, превращают этот поиск в муку. И в конце концов после долгих поисков, как ни крути, приходится признавать, что это всего лишь версия. Версия ещё и потому, что абсолютным знанием, истиной в полном объёме не владеет никто: ни писатель, ни ученые-историки». В том и заключается слово писателя-историка Валерия Полуйкою. В том и ответ его нашему времени.

 

«Не лепо ли ны бяшет?»

 

Желание узнать как можно больше о XVI столетии, побудили В. Полуйко к самообразованию: живительно-желанному и обременительно-тягостному. Чтобы читать Польско-Литовские хроники он изучил польский и литовский языки, латынь.

Доступность и ясность — вот что отличает  тексты исторических документов и описания фактов в литературном изложении писателя-прозаика. Как-то в беседе об истоках своей работы над романом, Валерий Васильевич вскользь сообщил: принято считать, что мать Ивана Грозного — литовская принцесса. Однако, по мужской линии Елена Глинская — родная внучка Мансура-Кията, старшего сына эмира Золотой Орды, хана Мамая. К сожалению, полагает В. Полуйко, в летописях не сохранилось настоящего имени царицы Елены, которая приняла крещение, сменив на московском престоле свою предшественницу, тоже татарку, но уже из золотоордынского рода мурзы Атун Соломонию Сабурову. По мнению писателя, сам Иван Грозный свободно разговаривал на татарском языке и относил себя к прямому потомку темника Мамая. Внешность царя также не оставляет сомнений, что в нем есть азиатские корни. Версия или факт? Но  даже сами по себе такие доводы любопытны.

Однако, языковая личность Ивана Грозного интересовала и ныне интересует многих. Например, в наши дни в России примерно на эту тему написаны более десятка научных диссертаций. К этой проблеме обращались выдающееся учёные как Д. С. Лихачев и Я. С. Лурье. Именно в их в переводе на современный язык читал Валерий Полуйко «Послания царя Ивана Грозного». Любопытно, что до XVIII века на Руси сосуществовали два языка — один для литературы и официоза, другой для разговорной речи. Они влияли друг на друга, но оставались самостоятельными. Для того, что бы сложить о личности царя Иване Васильевиче цельное представление, уже учась в литературном институте, принялся составлять словарь языка Ивана Грозного, собрав в него примерно около 4-х тысяч слов. Язык, на котором говорили Царь и вообще  наши предки, он восстанавливал по крупицам, несколькими способами. В частности, изучая документы и письма: записки на бересте, надписи на надгробиях, тексты договоров из ряда исторических произведений...Работа заняла годы ! Примерно с 1964 г. по 1988 г. включительно.

«Всё, что мы помним, — объясняет В. Полуйко,  каждое слово, различные выражения, пословицы, сказки, присказки, поговорки, байки и прибаутки — это основа, «маяки» в поисках истины. Нам необходимо научиться обращаться к своему языку как к самому надёжному справочнику, в котором «всё сказано по-русски: прямо, точно и однозначно». Я ставил под сомнение любое предположение, если оно противоречит выводам, которые есть в нашем языке, — такая у меня  научная концепция. Сведения, полученные из нашего языка (а значит из нашей единой памяти,) — это первоисточник и последняя инстанция в научном споре: ничего нового; всё новое — хорошо забытое старое».

Современный язык и его древние «версии» разделены веками и потому различаются очень заметно.

В русском языке немало церковнославянизмов, которые так и несут до сих пор на себе пометку «высокий стиль», потому что на церковнославянском говорили о высоком, о Боге. «Град» (город), «брада» (борода), «един» (один) — всё это слова, которые в устной речи наших предков звучали иначе, чем то, что они же сами писали в летописях. В свою очередь, церковнославянский вбирал в себя разговорную русскую речь.  

Все языки изменяются с течением времени — варьируется их звуковой состав, значения слов, принципы сложения слов в предложения. Язык, на котором говорили древние русичи, только на первый взгляд, понятнее. В разговоре на данную тему Полуйко уточнил: «Письма Ивана Грозного к князю Андрею Курбскому (1528–1583 годы) русскоязычный читатель может понять в целом без подготовки («Курбский собака», чего уж яснее). Однако кажущаяся на первый взгляд прозрачность древнерусского языка для русскоговорящих людей обманчива. На деле, царь Грозный говорил с князем Курбским на языке, отличном от современного, а уж равноапостольный князь Владимир не понял бы и Ивана Грозного».

 

Долгое эхо истории

 

Любой человек делится своими знаниями и опытом и так же что-то получает от других. Мы храним в нашей памяти больше информации, чем мы думаем, и многое узнаём от старшего поколения и его окружения, а значит — по цепочке от наших предков. Носителем и генератором таких  уникальных знаний является писатель В. Полуйко. К сожалению, из-за тяжелой болезни он не высказал всего того, чем обладает. И знания эти, свой архив и библиотеку передавать некому. Так сложилось, что у Валерия Васильевича Полуйко нет детей и близких родственников, живет бобылём. И уместны были бы ему наша чисто человеческая поддержка и помощь. По совету коллег он, примерно в нулевые годы, передал в областной государственный архив ряд личных документов. Главными из них – это письма читателей, переписка с издательствами и «Словарь языка Ивана Грозного» — итог многолетнего труда писателя. Пожалуй, единственный в своём роде. Бесценный! Благо к этому наследию проявила интерес редакция газеты «Жизнь Луганска».

Эти документы сохранились, и руководство архива обещает свободный доступ к ним. Поэтому обстоятельный рассказ о «Словаре Ивана Грозного» ещё впереди. Как и изучение других документов из писательского архива В. Полуйко. В основных фондах музея истории и культуры города Луганска есть коллекция из собрания вещей В. В. Полуйко: фотографии и его записные книжки разных лет, рукописи, книги из личной библиотеки писателя-историка. Среди которых 10 авторских книг с дарственными автографами Сигурда Оттовича Шмидта (15 апреля 1922, Москва — 22 мая 2013, Москва), академика двух академий наук  Российской и Польской, о котором академик Д. С. Лихачев сказал: «Он лучший в наши дни знаток источников по истории России XVI века». Этот человек с большой буквы был наставником, крестным отцом нашего земляка. Это он во вступительной статье к книге «Лета7071» написал:

«В талантливом романе Валерия Полуйко правдиво воссозданы сцены русской жизни XVI века, самый строй мышления людей той поры. Хочется думать, что этому роману суждена долгая жизнь.

В нашей жизни есть три главные основы  - русская история, русский язык и русское миро ощущение. Их и надо беречь».

 

К чему всё это сказано? В Луганске давно сложились основы научной жизни — есть кафедры истории, каферы филологии, даже была кафедра старославянского языка...

Речь о первооснове, на которой созданы наша история и наш язык общения. По этой теме нет научных работ, нет ни профессоров, ни академиков и даже обычных учителей!  Чтобы всё понять, нам предстоит научиться мыслить по-другому. К примеру так, как писатель-историк В. В. Полуйко.

 

Борис Москалюк

 

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.