Но лучше немота, чем ложь!

Мысль и слово
Мысль изреченная есть ложь.
 Ф.И. Тютчев


Мысль, изреченная, - есть ложь!
Вот так! Хоть брось, а хоть положь!
Глаза - души твоей зерцало...
И если мысль в них замерцала,
Глаза не врут! Так, значит, что ж,
Пропишем немоту поэту?
Весьма горька пилюля эта!
Но лучше немота, чем ложь!
А ведь в начале было слово!
Неужто это слово лжи?
И наших книжек тиражи
Ждут браконьерского улова?
Читатель мнётся у лотка...
Приманка быть должна сладка!
И это слов соцветье...
И души ловим...сетью!
Сеть как паук им сплёл поэт,
Ячейки слов он свёл в узоры...
В словах лишь только правды нет...
И нет на прорву рыбнадзора!
Спешим сердца глаголом жечь!
Но мысль (а мысль всегда правдива!)
Вдруг искажается на диво,
Лишь стоит мысль в слова облечь...
И дело в том, что чем изящней
Фальшивых слов поток, скользящий,
Тем изощрённей наша ложь,
И правды не блеснёт крупица!
Тогда поэту впору спиться,
Когда в стихах неправда сплошь...
А мысль - проста, пряма, груба
Как крематория труба!
Вот, слов, увы, куда как много
Изобретает голова,
Но если рельс упал на ногу,
Приходят верные слова!
Так пусть выплёвывают губы
Слова, звучащие так грубо,
Коль грубость убивает ложь...
Не приведи, Господь, солжёшь!


Сандро Боттичелли

- Довольно вам блуждать впотьмах!
Нет больше Медичи Лоренцо! -
Так проповедывал монах
Толпе на улицах Флоренции...
- Там, в храме с фрески Рождества
(Тут голос он возвысил резко)
На нас Лоренцо смотрит с фрески,
Написан в образе волхва! -
Что ж ? Речь монаха неглупа!
Сжимая молотки-зубила,
Вандалов в храм вошла толпа,
И фреску эту напрочь сбила!
- КТО церковь осквернил нелепо?
КЕМ был изображён тиран?
Художником из дальних стран?
Нет! Неким Сандро Филипепе!?* -
Глаза фанатика мрачнели...
- Во все колокола трезвонь!
В огонь
Картины Боттичелли!
Пусть скверну поглотит огонь! -
Но только, так или иначе,
Люд флорентийский был хитёр -
Не всё попало на костёр -
Картины кое-кто припрячет...
И вот, - бессмертны те холсты,
Чья красота всё поборола,
Раз против этой красоты
Бессилен был Савонарола!

* Настоящая фамилия художника, который получил прозвище "Боттичелли" (бочонок) предположительно в связи с тем,что его брат обладал соответствующей фигурой...


Православные, ратуйте!

Православные, ратуйте!  /о событиях, которые произошли 15 августа 1327 года в городе Твери (тогда фактической столице Владимирской Руси), когда туда активно подстрекаемый московским князем Иваном, впоследствии прозванном Калитой, прибыл с "ревизорской" проверкой ханский родственник Шевкал/. Реконструкция слов дьякона Дудко - "Православные, ратуйте" - принадлежит нашему замечательному историческому романисту Дмитрию Балашову. Глагол ратовать ранее произносился с ударением на последнем слоге, а в повелительном наклонении звучал - ратУйте, т.е. помогите. В современном русском языке изменилось и значение, и ударение. Я использую его в старом значении, но с современным ударением, т.е. - рАтуйте!/

Будь ты хозяин дворца или хижины,
Все - перед ханом ордынским унижены!
Смерд, горожанин, боярин и князь,
Все вы - у ног чингизидовых грязь!
Грабь всех подряд, невзирая на лица,
Только с начальством изволь поделиться!
В праве ордынцам таком не отказано,
Грабь сколько хочешь, притом безнаказанно!
Все богатеи - в холодной испарине!
Вот, сундуки сволокли у боярина.
Этот - княгинину шубу надел!
Мы бы сказали теперь - беспредел!
Шут с ними, с этими бабьими визгами! -
Князь думал в церкви, из терема изгнанный,
Перед иконой твердя божье имя, -
Всё заберите, оставьте живыми!
Злую сыграла с ордынцами шутку
С дьяконом встреча по прозвищу Дудко...
В августа то роковое число
В Тверь на телеге его принесло!
Да приглянулась ордынцам кобылка...
Собственность дьякон отстаивал пылко!
Если так нагло уводят коня,
Как тут не крикнуть, судьбину кляня!
Даром что в рясе!
Ни мясо,
Ни рыба!
Сдуру не смог примириться с утратою...
Как получилось что дьякон
Задрипанный,
Крикнуть успел - Православные, ратуйте!
Лошадь как лошадь, простая кобыла!
Али у ней золотые подковы?!
Бучу зачем начинать надо было?
Что в этой лошади было такого?!
Как получилось, что участь конякина
Тронула
Прежде боявшихся пискнуть?
Нешто духовное звание дьякона?
Так, не игумен он, чай, не епископ!
С детства ордынцами было усвоено,
Что сиволапый никто против воина
Непобедимой, отборнейшей конницы!
Только набат вдруг ударил на звоннице...
Смолкли ордынцев протяжные вопли,
До одного полегли все мертвы...
Смолкнешь, когда от удара оглобли
Хрустнет и треснет кавун головы!
Долго ещё тверичам будет помниться
Этот набат, что разнёсся со звонницы,
Княжеский терем, объятый огнём,
Ханский племянник
С охраною
В нём!
Вспомним кувшин, что повадился по воду,
Только причину не путайте с поводом!
Чтобы вовек тот урок не забыли
Все, кто на Русь заявились с мечом!
Дело ведь было совсем не в кобыле...
Как и религия здесь не при чём...
Так что скажу всей крестящейся братии: -
В церкви мы с вами псалмы не споём!
Вот только клич - Православные, ратуйте!
Отклик находит в сердце моём...


 Манифест автора-исполнителя


Вы послушайте поэта живого!
Заблуждению тому сто лет в обед,
Будто напечатанное слово -
Это панацея от всех бед!
Переплёт, пусть с золотым тисненьем,
Прямо Библия или Коран!
Он заманивает вас без стесненья
Как швейцар в крутой ресторан!
Только я повторяю вам снова,
Я вам в этом поклясться готов,
Что сильнее ЖИВОЕ слово
Напечатанных многих слов!
Я стихи подаю вам устно!
Лира маузером через плечо!
Не уверен в том,
что есть вам
будет вкусно,
Гарантирую,
что будет горячо!


Пешки

Не претендуем на функции лидера...
Мы - не юпитеры,
Мы - не из Питера...
Всё, что им можно, нам делать нельзя...
Пешки, однако, важнее ферзя!
С клетки на клетку плетутся понуро
Пешки
Без спешки, -
Они не фигуры...
Тыла не чувствуем мы за собой,
Пешки всегда попадают под бой!
Грудью ложимся мы на амбразуру...
Ой, не фигура! Совсем не фигура!
Что ж вдруг так вежливы сразу все стали? -
Я - у последней горизонтали!
В высшие сферы всплываю со дна я!
Пешка, однако, была проходная...
Король Эдуард восьмой

Попробуй, откажись от трона,
Осуществи-ка выбор свой
Во времена, когда корона
Снималась вместе с головой...
Как грызлись за корону!
Звери!
Чужою кровью сердце грей!
Корону выхватила Мэри -
На эшафот взойдёт Джейн Грей,
Что правила всего неделю,
Всего каких-то девять дней!
Её простить бы в самом деле!
Ан, нет! Палач придёт за ней!
Папаша Мэри славный Генрих
Ещё похлеще был эксцентрик!
Классический пример сатрапа: -
Пять раз перерешу на дню,
Хочу - женюсь, хочу - казню!
И не указ мне Римский Папа!
Тогда молчали все из страха,
Когда сам канцлер Томас Мор
Положит голову на плаху
За пару слов наперекор...
У подданных - больные нервы...
Куда всё делось с Карлом Первым?!
Увы! Не времена Тюдоров...
Давить парламентскую тлю,
Что проявлять решилась норов,
Уж несподручно королю...
Король! Звучит оно неплохо!
На самом деле звук пустой!
Такая на дворе эпоха,
Что вся монархия - отстой!
К несчастью, леди-джентльмены,
Уж не пришить вам госизмены!
Что взять с премьера пожилого?
Корректен, но твердоголов!
Премьер не произнёс ни слова...
Король всё понял и без слов...
- Как? Жить с оторвою отпетой,
Что из пролаз и прилипал?
С американской сучкой этой?!
Кто только с ней не переспал!
Любовников калейдоскоп!
И вроде даже Риббентроп...
- Зря осуждать её он склонен!
Она - актриса, я же - клоун!
Шаг от сценария - расстрел!
Вот, младший братец мой созрел!
Он по-покладистее будет...
К тому же не замечен в блуде!
Пусть бремя взвалит он на плечи!
Пускай озвучит, например,
Не где-нибудь, а в тронной речи
Что понапишет там премьер!
А я писулек тех не трону!
Короче, нате вам корону!
Пусть я в семье своей изгой,
Раз по любви решил жениться,
Я жить обязан за границей,
В Париже или, скажем, в Ницце,
Вот, только в Лондон - ни ногой,
Раз я поддался зову сердца,
Я, экс-король, Виндзорский герцог,
Но что поделать? Я - другой!
Я до своих последних дней
Хочу быть только рядом с ней!
................................
Он диссидентствовал картинно...
Его как хочешь назови!
Жал руку Гитлеру... Скотина!
Но не предал своей Любви!



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.